Израиль: архивные съёмки

Patrolling the border between the Negev Desert and Jordan. The King Salomon's Mines area, Israel, 1952, by David Seymour
aeoffb51nod61.jpg
 
И не фото, и не съемки

Рекламный постер зубной пасты "Изхар" из журнала "БаМаханэ" ("На военной базе") № 1 за 1948 г. с девизом "Девушкам - солдатам - прелестные зубки".
1612373399085.png
 
Не совсем по теме, но для сравнения


Кипарис Герцля
В 1898 году кайзер (император) Германии Вильгельм Второй решил посетить страну Израиля. В то время она называлась "Палестина" и находилась под властью Турции. Турецкий султан приказал своему наместнику в Палестине отремонтировать дороги и построить новые мосты, чтобы достойно встретить высокого гостя.
Когда кайзер гостил в Палестине, туда прибыл еще один гость. Перед ним не расстилали ковровых дорожек, и в его честь не звучали фанфары. Его звали Биньямин Зеэв Герцль. Герцль приехал в землю своих предков с тяжелым сердцем. Ему уже приходилось встречаться с кайзером. Герцль рассказывал монарху о своей мечте создать в Палестине еврейское государство, но кайзер не принимал "мечтателя" всерьез. А турецкий султан, в чьих владениях находилась страна, откровенно над ним смеялся. Однако Герцль знал, что если уговорит кайзера, тот сумеет переубедить султана. Именно за этим и прибыл Биньямин Зеэв Герцль в страну Израиля.
Тысячи евреев, христиан и мусульман вышли встречать кайзера на пути в Иерусалим. Со всех сторон раздавались крики: "Ура! Да здравствует кайзер". Вильгельм Второй скакал на великолепном коне во главе кавалькады, состоявшей из королевской стражи и боевых офицеров.
Внезапно кайзер остановился. Толпа замерла в ожидании. Раздавались лишь ржание коней и стук копыт подъезжающей конницы. И вдруг Вильгельм обратился к человеку, стоящему в толпе евреев у обочины дороги. Этим человеком был Герцль.
- Доброе утро, доктор Герцль, - сказал кайзер.
- Доброе утро, Ваше величество, - отвечал Герцль, - не правда ли, страна, о которой веками мечтал мой народ, прекрасна?
- О чем здесь можно мечтать, доктор? – ответил кайзер, отирая пот со лба, - какие уж тут мечты при такой жаре?
- Это потому, что наша земля опустошена. Здесь больше нет деревьев, дающих тень путникам.
- Нужно сажать леса, - заметил кайзер.
И тогда Герцль сказал:
- Мы бы посадили, но нам не позволяют. Ведь страна не принадлежит нам.
- Эта земля достанется тем, кто посадит деревья посреди пустыни и сделает всю страну зеленой и тенистой, - ответил кайзер, пришпорил коня и поскакал дальше.
Евреи молча проводили взглядом монарха. Что это значит? Неужели мечта Герцля когда-нибудь осуществится? Глаза Герцля загорелись. Он повторил слова кайзера:
"Эта земля достанется тем, кто посадит деревья посреди
пустыни и сделает всю страну зеленой и тенистой".
Герцль отправился в Иерусалим.
По дороге он видел Иудею. Это была пустынная земля – лишь песок да камни. Путешественник долго ехал по иудейским горам, пока не увидел островок зелени. То была Моца – единственная еврейская деревня в округе. Моца представляла собой настоящий оазис – здесь росли оливы, инжир, абрикосы, кругом зеленели сады и виноградники. Евреи-земледельцы, почерневшие от солнца и тяжелой работы в поле, радостно приветствовали Герцля.
- Здесь я отдохну в тени деревьев, - сказал доктор, - а потом и сам посажу дерево.
Вечером, на закате, Герцль и его друзья из деревни Моца отправились на вершину горы. Там провозвестник еврейского государства посадил кипарис. Кипарис рос, он становился все выше и краше, а вместе с ним росла мечта когда-нибудь обрести страну предков и построить в ней дом для всех евреев. По дороге в Иерусалим путники видели кипарис Герцля, и надежда вновь оживала в их сердцах.
Так продолжалось шесть лет. А через шесть лет весь мир облетела печальная весть: Герцль скончался, не дожив и до 45 лет. Все евреи в стране Израиля оплакивали человека, которого так любили. Вскоре началась Первая мировая война. Тяжелые времена наступили и для евреев Палестины. То было время голода, эпидемий и преследований со стороны турецких властей. Но евреи не сдавались. На горной вершине рос кипарис Герцля. Чем выше он становился, тем больше крепла надежда.
В 1917 году, на третий год войны, наступило 20-е число месяца Тамуз. Еврейские дети пришли в деревню Моца, чтобы посадить новые деревья рядом с кипарисом Герцля и почтить его память. Но кипарис исчез! Турки срубили его! Дети огляделись вокруг. Повсюду на земле валялись круглые шишечки, упавшие с ветвей срубленного дерева. Ребята собрали их и унесли с собой, а ночью вернулись и закопали в землю на том месте, где когда-то рос кипарис.
А через год закончилась война, и солнце новой жизни осветило горы Иудеи и Галилеи. Вместо одного кипариса на горной вершине рядом с деревней Моца выросла целая роща. Земледельцы собрали семена кипарисов и разослали их в еврейские поселения Иудеи и Галилеи.
Так евреям удалось превратить пустыню в цветущий и зеленый край. А это означало, что у них снова будет дом – страна Израиля. Турки срубили кипарис Герцля, но им не удалось убить надежду в сердце народа.

/ Елена Ройзман /

1612845719798.png
 
1614771206724.png
КОРОЛЕВЫ СВЯТОЙ ЗЕМЛИ«Палестинская Золушка» и первые пурим-балы

В Пурим 1926 года в подмандатной Палестине состоялся первый конкурс на звание еврейской королевы красоты. Откуда брала начало эта идея, в общем-то, понятно: еще в 1920 году в Атлантик-Сити состоялся первый в истории конкурс красоты, а в 1921 году его победительница уже носила титул «Мисс Америка». Новшество начало завоёвывать мир. Тель-авивцы считали, что их город ничем не хуже, а местные девушки – не менее красивы, так что в нём вполне можно провести и конкурс «Мисс Вселенная».

Идею выдвинул Барух Агадати, родившийся в Бессарабии как Бурых (Борис) Каушанский, – знаменитый израильский танцор, основатель балета, а, заодно, художник, продюсер, режиссёр и главный бонвиван Тель-Авива. Уже несколько лет он устраивал «Пурим-балы», на которые попасть можно было только по приглашению, но о которых потом гудел весь город. Наконец, Агадати предложил сделать праздник открытым и добился от первого мэра — Меира Дизенгофа согласия на проведение конкурса красоты. Победительница должна была олицетворять сам Тель-Авив: «молодой и современный, но в то же время по-восточному экзотический».

Прекрасно, но некоторая проблема заключалась в том, что тель-авивцы видели свой бурно растущий город либеральным и еврейским одновременно, а сама идея конкурса красоты казалась какой-то не очень еврейской.

На что Агадати отвечал: «А почему, собственно говоря, не еврейская?! Разве царь Ахашверош не проводил конкурс красоты, чтобы выбрать себе жену, и в конце концов выбор его пал на еврейку Эстер?! Так давайте и мы устроим конкурс и выберем нашу Эстер – самую красивую девушку Тель-Авива!»

«А ведь и в самом деле…» – сказал на это Дизенгоф – и в 1926 году конкурс состоялся.

С февраля город пестрел плакатами с объявлением о грядущем на Ту би-Шват пред-пуримном бале «с двумя большими оркестрами, танцами до рассвета и выбором красивой и типично еврейской девушки "королевой Эстер"».

Разумеется, о том, чтобы его участницы предстали перед публикой и членами жюри в купальниках, даже самых закрытых, и речи быть не могло. А потому девушки сменяли друг друга на сцене либо просто в танцевальных костюмах, либо в народных костюмах евреек Йемена или Марокко. Избранную «царицу Эстер» тут же короновали и торжественно провезли по всему городу.

В марте 1928 года, если верить пожелтевшим страницам газеты «Доар а-йом», Меир Дизенгоф, по сути, объявил это соревнование конкурсом красоты среди евреек Святой земли. «Сегодня ты – царица Тель-Авива, – сказал он, обращаясь к победительнице конкурса, – и царство твое простирается от реки Яркон до границ Яффо. Вся эта огромная толпа преклоняется перед твоей красотой и поздравляет тебя не только как царицу Тель-Авива, но и как царицу всей Земли Израиля».

Четыре года проходили в Тель-Авиве конкурсы красоты, но нарастало и сопротивление им, породив странный союз между феминистками социалистического толка и религиозными кругами. Тель-Авивские раввины не спорили с тем, что участницы конкурса выступают во вполне скромных одеждах. «Но, – говорили они, – одно то, что девушка нарядилась и накрасилась, чтобы привлекать к себе взгляды стольких мужчин – выглядит не по-еврейски». Феминистки, в свою очередь, утверждали, что во время конкурса на женщин смотрят, как на вещь, а это унизительно для новой свободной женщины Ближнего Востока. Словом, в 1930 году конкурс решили не проводить, чтобы не раздражать ни тех, ни других, а роль царицы Эстер на пуримском параде выполняла огромная кукла.

Однако идея к тому времени уже прижилась среди европейских евреев, да и не только европейских. Пуримские балы с выбором царицы Эстер стали проводить в Вене, Варшаве, Лондоне, а затем и в Нью-Йорке, и даже в Мельбурне. Проводятся они и сегодня.

Что же касается избранных в Тель-Авиве цариц, то дальнейшие судьбы большинства из них неизвестны – отцарствовав один день, они возвращались к будничной жизни, и о них быстро забывали. От первой победительницы конкурса осталось заметка в газете и фотография — ею стала в 1926 году красавица Лиля Черткова. Причём, она не была даже зарегистрирована по правилам, — Лиля явилась на бал как гостья, но публика моментально в неё влюбилась и избрала своей «Царицей».

Журналист Ури Кейсари описывал свои впечатления так: «Взор её зелёных глаз купается в нежности, а чёрные волосы излучают сияние словно корона. Она несёт свою красоту с особой гордостью дамы, чьи шаги даже не касаются поверхности земли. Это создание, чей мелодичный смех мог бы перекроить карту мира. Она прекрасна как солнце, прекрасна как мир, сотворённый Всевышним, да будет благословен Он».

* * *

Гораздо больше известно о «царице Эстер» 1928 года — Ципоре Цабари. Родившаяся в семье выходцев из Йемена и жившая в квартале бедноты в южной части Тель-Авива, она любила прокрасться тайком в кино и помечтать стать танцовщицей, как героини в романтических мелодрамах. Однако мечты пришлось оставить из-за болезни отца и... смерти мужа — Ципору насильно отдали замуж в 12 лет и теперь она работала — вслед за отцом — разносчицей молока на фабрике «Тнува». Зато традиционному требованию к конкурсанткам быть незамужними 19-летняя Ципора уже полностью соответствовала.

Много лет спустя, уже в 80-х в телеинтервью она вспоминала: «Я проезжала по улицам Тель-Авива, как обычно, везя молоко на ослике с кувшином в руке, как вдруг увидела большой красивый плакат "Выбор королевы Эстер... Все, кто хочет быть зарегистрированной в качестве кандидатки, должны принести письмо с 50 рекомендациями в такой-то офис г-ну Агадати...". Я подумала "Прекрасно!" и везде, где я разносила молоко, просила солидных и уважаемых людей дать мне их подпись». Приглашение было получено. «У меня не было красивого платья для Царицы Эстер. Но ткани на улице стоили дешево. Я купила 2 или 3 метра шёлка по 1,5 цента, пришла домой, разрезала его с мамой и села шить. И шила 3 дня, пока не закончила. Добавила блестящие ленточки на голову — это и был мой костюм.»

Ципора не питала больших иллюзий: её соперницами были семь девушек из преуспевающих тель-авивских семейств. Однако она победила — больше половины зрителей проголосовали за неё. И сразу пришла слава — с ней стали фотографироваться все городские знаменитости — писатели, журналисты, издатели, художники, сам Барух Агадати, разумеется. А на следующий день Ципора, как обычно, поехала на своём ослике развозить молоко: «Люди встречали меня и восклицали "Как так! Царица Эстер? Та, которую избрали вчера — ходит на работу? — "Что такого?" — отвечала я — "То было вчера, а теперь надо жить дальше, не так ли?».

Тем временем «коронация», назначенная через две недели с участием самого мэра Дизенгофа оказалась под угрозой: у Ципоры неожиданно умер отец. Агадати не устрашился и созвал совет раввинов во главе с Бен-Ционом Меиром Хай Узиелем (позже — главным сефардским ребе). И раввины постановили: шоу должно продолжаться!

«Они позвали меня и сказали», — вспоминала Цабари, — «Одень чёрный шарф как символ скорби, но иди на праздник. Цари и царицы не скорбят». На фотографиях Пурима 1928 года ясно видна чёрная повязка на шее Ципоры.

Барух Агадати до этого уже «короновал» двух «цариц», но Цабари стала первой, получившей своё звание официально, — награду ей вместе в почётной вазой вручил сам мэр Дизенгоф.

И девушка решила не медлить и использовать свой шанс как трамплин для артистической карьеры.

На следующий за Пуримом день она явилась в мэрию и попросила дать ей стипендию на поездку для учебы за границей. Меир Дизенгоф был категорически против. Он говорил, что эта девица ему не нравится, что она «опозорит нас и сионизм», но Ципора, видимо, была из тех особ, которые умеют настоять на своём. Поначалу худшие опасения Дизенгофа оправдались: Ципора Цабари направилась в Прагу, представилась там как «мисс Палестина» и стала танцевать в ночных клубах и сниматься для журналов «в купальнике из двух предметов» – в 1928 году, особенно для евреев Палестины, это было то же самое, что и сниматься в порнофильме.

Мэрия Тель-Авива даже послала запрос жившему в Праге брату палестинского инженера Ашера Песовского о поведении Цабари. На что получила ответ: «Газеты сильно преувеличивают. Цабари живёт в уважаемой еврейской семье, участвует в серьёзном спектакле на восточную тему и общается с известными актёрами».

Как-бы-там-ни-было, но, Цабари вскоре и вправду отправилась в Берлин – тогдашний центр европейского киноискусства. В Берлине она, видимо, всё-таки научилась актерскому мастерству и даже снималась во второстепенных ролях, в том числе с восходящей кинозвездой Марлен Дитрих. Цабари играла цыганок, индеанок, даже девушку-ковбоя, гарцующую на коне и ловко кидающую лассо. Она также научилась ходить по канату и метать ножи и, в конце концов присоединилась к странствующему цирку.

При этом она продолжала представляться как «мисс Палестина», а в еврейской прессе всё продолжалась бурная дискуссия на тему, позорит ли Ципора «дело сионизма» или, наоборот, способствует его пропаганде.

Тем временем у Цабари появился сын Дитрих (в честь Марлен) Дуглас (в честь Фэрбенкса) Зехария. В 1939 году она вернулась в Палестину, но сразу после войны решила продолжить карьеру в Германии. Однако, карета уже превратилась в тыкву: пришлось работать горничной в отеле. Ципора вскоре окончательно вернулась в Тель-Авив и осела в родном йеменском квартале, где и дожила до 1994 года. Похоронена она на кладбище Трумпельдор. На её могиле написано: «Ципора Цабари, коронованная мэром Дизенгофом в 1928 году как Царица Эстер».

А пуримские уличные парады в Тель-Авиве из-за нехватки бюджета в 1936 году прекратились на двадцать лет. Они были возобновлены только в 1956 году и проводятся до сих пор. Без этого пуримского карнавала уже невозможно представить себе современный Тель-Авив. Как и без его королевы.
Лиля Черткова - победительница первого пуримского конкурса красоты в Эрец Израэль. 1926 год.
1614771316975.png
 
1967г.
генерал Мордехай Ход (справа)
1622318118276.png

Рафаэль Эйтан (в будущем нач. генштаба Израиля) и генерал-танкист Исраэль Таль (в будущем создатель танка "Меркава")
1622318194593.png
 

Редкие фото: Эрец Исраэль 90 лет назадИз архива ЦАХАЛа. Министерство обороны обнародовало малоизвестные аэрофотоснимки, снятые в 1930-1940 годах

Лодочный порт в Тель-Авиве

Лодочный порт в Тель-Авиве
צילום: ארכיון צה''ל במשרד הביטחון

В преддверии Рош ха-Шана министерство обороны «залезло» в архив ЦАХАЛа и опубликовало редкие аэрофотоснимки Израиля 1930-1940-х годов, в том числе: порт Тель-Авива, Нагарию, кибуц Ханита в день алии в марте 1938 года, кибуцы Гиносар и Эйн-Гев и др.
Также представлены снимки основания поселений 1930-х годов.
Редкие фотографии были недавно обнаружены в архивах ЦАХАЛа в фотоальбоме, происхождение которого неизвестно. Это часть проекта оцифровки, в ходе которого миллионы документов, фотографий и фильмов преобразуются в цифровые файлы для будущих поколений.
Фотографии, обнаруженные в архивах ЦАХАЛа, позволяют идентифицировать поселения, которые были сняты, в том числе, еще до официального признания государства Израиль.

154609.jpg

חברי ישוב חדש ליד המגדל שלו, שנות השלושים משוער
צילום: פוטו צדק תל אביב, באדיבות ארכיון צה"ל במשרד הביטחון

154610.jpg

חומה ומגדל
צילום: אוסף קלוגר, באדיבות ארכיון צה"ל במשרד הביטחון

154595.jpg

קיבוץ מסדה
צילום: ארכיון צה''ל במשרד הביטחון
154594.jpg

קיבוץ בית זרע
צילום: ארכיון צה''ל במשרד הביטחון
154593.jpg

עין גב
צילום: ארכיון צה''ל במשרד הביטחון
154592.jpg

נמל הסירות בתל אביב
צילום: ארכיון צה''ל במשרד הביטחון
154591.jpg

נהריה, שפך הגעתון ומגדל המים
צילום: ארכיון צה''ל במשרד הביטחון
154590.jpg

בית זרע ואפיקים
צילום: ארכיון צה''ל
154589.jpg

מנחמיה
צילום: ארכיון צה''ל
154588.jpg

תל אביב מבעד לתצ''א כנף המטוס המצלם
צילום: ארכיון צה''ל במשרד הביטחון
154587.jpg

נהריה, מבנים וחוף ים
צילום: ארכיון צה''ל במשרד הביטחון
154586.jpg

נמל תל אביב רידינג ואצטדיון המכביה
צילום: ארכיון צה''ל
154585.jpg

ראש פינה
צילום: ארכיון צה''ל
154584.jpg

קיבוץ גינוסר
צילום: ארכיון צה''ל במשרד הביטחון
154583.jpg

חניתה עלייה לקרקע
צילום: ארכיון צה''ל
154578.jpg

עכו העיר העתיקה
צילום: ארכיון צה''ל במשרד הביטחו
 
Израиль в цвете 100 лет назад...
 

Olam

 
Может уже было:
Мужчины и женщины молятся вместе у Западного Котеля (Стена Плача) в начале 20-х годов 20 века

1631010215657.png

 
До 1948 года, но все равно сюда:


1631856128342.png

1631856213037.png

Уинстон Черчилль посещает Палестину в 1921 году, погромы "меораот тарпат", Стена Плача, река Иордан и жизненный уклад первой половины 20 века — обычно мы представляем картины той эпохи чёрно-белыми.
Но уникальная коллекция фотографий, изображённых с помощью специальной технологии, позволяет магнетически взглянуть на красочное прошлое.

На протяжении многих лет в престижном отеле American Colony Hotel в Восточном Иерусалиме останавливались такие важные личности, как Уинстон Черчилль, Тони Блэр, Михаил Горбачев, Ричард Гир, Джейн Фонда и Омар Шариф, но по-настоящему интересная история здесь происходила намного раньше, когда эти здания использовались жителями американской колонии, основанной в Османском Иерусалиме в 1881 году мессианскими христианами из Чикаго. К ним присоединились несколько десятков евангелистов из Швеции.

Первоначально колонисты арендовали здание в мусульманском квартале Старого города.
Они приняли уникальный образ жизни: экономическое сотрудничество, запрет на половые отношения и брак, роспуск нуклеарных семей, ограничения на международные контакты, ежедневные церемонии с исповедями и многое другое; а еще они занимались благотворительной деятельностью в городе.
Когда община выросла до 150 человек, они переехали в поместье богатой семьи Хусейни.

Колонисты поставили себе цель— жить в утопической общине на Святой Земле, ибо сюда, по их вере, Иисус вернется как Мессия;
и лучше быть уже на месте, когда это произойдет;
а когда всё случится, то надо это запечатлеть.
Среди колонистов были те, кто увлекался фотографированием и приехал в наши края с ультра-современным для той эпохи оборудованием.
Отдел фотографии Американской колонии начал работать в 1898 году, эти люди были первыми, кто задокументировал происходящее в тот период и передал нам представление о жизни в этом регионе.

САЙТ ВАЙНЕТ (Ynet) ОПУБЛИКОВАЛ РЕДКИЕ ЦВЕТНЫЕ ФОТОДОКУМЕНТЫ, ОСТАВЛЕННЫЕ КОЛОНИСТАМИ И РАСКРАШЕННЫЕ ПРИ ПОМОЩИ СПЕЦИАЛЬНОЙ ТЕХНОЛОГИИ MyHeritage: ТАК ВЫГЛЯДЕЛА ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ ВЕК НАЗАД.

Хобби стало делом колонии!
Её отдел фотографии был основан Элайджей Майерсом, обращенным в христианство евреем из Индии.
Как заядлый энтузиаст, в октябре 1898 года он запечатлел на камеру путешествие германского императора Вильгельма II — и спрос на эти фотографии был очень высок, их продали за кругленькую сумму.
Были задокументированы важные исторические события. Тут и сражения Первой мировой войны между османской и британской армиями, и нашествие саранчи, церемония завоевания Иерусалима генералом Алленби и сдача города британцам, конвой немецких военнопленных...

На многих событиях колонисты присутствовали по собственной инициативе, но правительство Мандата также регулярно привлекало их к работе и приглашало на разные церемонии и важные визиты:
открытие Еврейского университета на горе Скопус в 1925г.,
открытие Нахараимской электростанции в 1932г.,
празднование коронации Георга VI в 1936г...
Фотографы фотографировали и пейзажи, и археологические раскопки, а потом продавали паломникам как открытки.

Стена Плача занимает заметное место в коллекции.

Фотографы задокументировали драматические моменты кровавых событий 1929 г.:
массовые беспорядки арабов в Старом городе на глазах беспомощных британских полицейских,
еврейские семьи, покидающие Иерусалим во время погромов,
марш британских солдат через город,
очередь на почте (иерусалимцы отправляют телеграммы-сообщения родным).

Колонисты фотографировали и масштабные демонстрации против "Белой Книги": евреи не могли смириться с предательством и нарушением британских обязательств.

Колонисты также любили снимать простые моменты из повседневной жизни, особенно различных персонажей и типажи, которые характеризовали регион — бедуинов, харедим, монахов, ремесленников, феллахов, блокпосты, уличные торговцев, моряков...

Сегодня, благодаря технологиям, эти изображения оживают и дают необыкновенное представление о жизни в Израиле, Египте и Иордании сто лет назад.

Рой Мендель, руководитель отдела исследований MyHeritage:
«Как только мы увидели эту коллекцию, то поняли, что должны что-то с ней сделать. Такой эту землю никто не видел. Наша цель как компании, специализирующейся на семейных корнях и истории, состоит в том, чтобы те, кто рассматривает коллекцию, захотели больше узнать об этих людях и ситуациях на фотографиях. Но нас интересовала не только эта красивая коллекция, но и история коллектива, сделавшего снимки. Все знают Американскую Колонию как отель, но за этим стоит прекрасная история о самих энтузиастах. У многих мест в Иерусалиме есть наследие и история — и может, с помощью наших элементов для улучшения и раскрашивания картинок мы заставим людей учиться».
Евреи протестуют против "Белой книги". 18 мая 1939 г.
1631856268875.png

1631856463393.png


Оостальные фото по ссылке.
 
Старая тахана мерказит Афулы.

HJyng83MK_0_0_1024_681_0_x-large.jpg

H1l2gI2GF_0_0_1024_749_0_x-large.jpg



 
Сверху Снизу