);



Автор:    Кихтенко А.В.
Дата первой публикации: 22.08.2006
Дата последнего обновления: 22.08.2006


Русский тип танка


щелкни для просмотра
Одна из первых фотографий английско-го танка в российской печати.

В России с началом Первой Мировой войны проекты гусеничных боевых машин хлынули в Главное военно-техническое управление потоком, но ни один из них так и не получил ни одобрения, ни финансирования, хотя некоторые из них заслуживали пристального внимания. Лишь двум из представленных проектов суждено было получить практическое воплощение.

В августе 1914 года в Ставку свой проект гусеничной боевой машины представил изобретатель А.А. Пороховщиков. Этой машиной заинтересовался сам Верховный главнокомандующий, и на строительство опытного образца ассигновали 9,960 рублей. Постройку "Вездехода", как окрестили машину, одобрили в январе 1915 года, а местом работы определили казармы ушедшего на фронт Нижегородского пехотного полка. К 1-му февраля в Риге в казармах Нижегородского полка завершилась организация мастерских, и к изготовлению "Вездехода" приступили 25 солдат-мастеровых и столько же наемных квалифицированных рабочих. Наблюдал за работами военный инженер, полковник Поклевский-Козелло.

щелкни для просмотра
"Вездеход" (так он должен был выгля-деть).
   щелкни для просмотра
Опытный образец "Вездехода" разрабо-танного Александром Александровичем Пороховщиковым (на фото стоит слева).
   щелкни для просмотра
Прототип танка без вооружения.

щелкни для просмотра
Компоновка "Вездехода".

"Вездеход"
Боевая масса 4 т
Экипаж 2 чел.
Вооружение 7.62-мм пулемет
Толщина брони 8 мм
Мощность двигателя 20 л.с.
Скорость 26 км/ч

Конструкция "Вездехода" была ни на что не похожа. Ходовая часть состояла из четырех пустотелых барабанов, три из которых выполняли функции опорных катков, а четвертый – передний — направляющий барабан, служил в качестве ленивца. Задний цилиндр, связанный с 20-сильным двигателем, был ведущим. Крутящий момент на ведущий барабан передавался через механическую планетарную коробку передач и карданный вал. Барабаны охватывала широкая резиновая лента-гусеница, обеспечивавшая низкое удельное давление на грунт и, соответственно, хорошую проходимость, а также исключала вероятность посадки днищем на препятствие. Натяжение гусеницы регулировалось посредством перемещения направляющего барабана вдоль прорезей рамы. Для формирования верхней ветви гусеницы, проходившей под всем днищем корпуса, установили дополнительный натяжной барабан. Барабаны крепились к стальной раме, служившей несущей конструкцией.

Оригинальным образом производился поворот машины. По обе стороны рамы, в ее средней части, имелись два колеса, поворачивающиеся относительно вертикальной оси и связанные со штурвалом поворотными вилками и системой тяг. Разворот колес влево или вправо приводил к развороту всей машины в ту или другую стороны. Предполагалось, что по дорогам с твердым покрытием "Вездехода" пойдет на двух колесах и заднем барабане, а на слабом грунте, при естественном заглублении колес, — уже на гусенице.

По твердой дороге "Вездехода" передвигался вполне уверенно, несмотря на маломощный двигатель, а 20 июня 1915 танк на официальных испытания развил скорость около 25 верст/час, став самым быстроходным танком Первой Мировой войны. Хорошим ходовым качествам способствовала и крайне малая масса "танка" - всего 3.5 т. В то же время машина совсем не могла двигаться по рыхлому снегу. Кроме того, испытания выявили и еще один недостаток ходовой части. Оказалось, что при движении соскакивает гусеница. Для устранения неполадки на внешней поверхности барабанов, первоначально гладкой, сделали по три кольцевых направляющих желоба, а на внутренней поверхности гусеницы — соответственно три центрирующих выступа.

Водитель и командир (он же стрелок) размещались в средней части корпуса, "плечом к плечу", на двух установленных рядом сиденьях. Вооружение (1-2 пулемета) предполагалось разместить в цилиндрической башне. Необходимо отметить, что "Вездеход" так и не получил вооружение и служил скорее в качестве испытательного стенда. Когда 15 мая 1915 года постройка опытного образца завершилась, на нем смонтировали деревянный макет корпуса, а для компенсации недостающей массы в машину уложили балластные мешки. Бронекорпус изготавливали параллельно со сборкой ходовой части. Его элементы подвергали пробному обстрелу. Затем всю коробку установили на легковое шасси и подвергли испытаниям на пулестойкость и общую жесткость.

Следует особо отметить конструкцию многослойной брони и необычную форму корпуса. Броня должна была представлять своеобразный "сэндвич", состоявший из лицевого цементированного 2-мм стального листа, амортизирующей прокладки из волос и водорослей, и еще одного стального листа. Общая толщина броневой защиты составили 8 мм. Поражает форма корпуса. Глядя на нее, возникает вопрос о технологических сложностях и трудоемкости производства применительно к 1915 году. Возможно, именно эти обстоятельства заставили Пороховщикова, проектируя новую модель "танка", обратиться к более простому коробчатому корпусу.

Конструкция корпуса "Вездехода" позволяла добиться его водонепроницаемости. Такая возможность учитывалась, и в перспективе машину планировали наделить амфибийными свойствами.

Доводка "танка" производилась уже в Петрограде. 29 декабря 1916 года "Вездеход" достиг скорости 40 верст/час, что являлось исключительно высоким показателем. К этому времени было израсходовано 18,090 рублей. Дело сулило успех, когда финансирование работ прекратили…

Пороховщиков обратился за ассигнованиями на постройку улучшенного образца "Вездехода". Главного военно-технического управления санкционировал проектирование усовершенствованного "Вездехода" — "Вездехода-2", или, как его еще обозначали для отличия от предшественника, "Вездеход 16 г." Проект 19 января 1917 года поступил в броневой отдел автомобильной части Главного военно-технического управления. Его экспертиза и обсуждение затянулись на срок более десяти месяцев.

Помимо проекта была выполнена модель "Вездехода-2". Ходовая часть "Вездехода-2" сочетала элементы ходовой части автомобиля и гусеничного трактора. Главное отличие от "Вездехода", заключалось в установке автомобильных колес на оси барабанов. На ось заднего (ведущего) барабана были жестко посажены автомобильные колеса, имеющие больший, чем у барабана, диаметр. Еще два колеса (передние колеса), с помощью которых как у автомобиля выполняются повороты, посадили на ось второго барабана. При движении по дороге с твердым покровом "Вездеход-2" опирался на грунт только колесами и двигался, как автомобиль; гусеница перематывалась вхолостую. На рыхлой почве колеса погружались в грунт, гусеница садилась на грунт и начиналось движение на гусеничном ходу. Поворот и в этом случае осуществлялся с помощью тех же колес, что и при движении на колесном ходу.

щелкни для просмотра
"Вездеход-2" (проект).

Изменилась и компоновка машины. Двигатель и трансмиссия остались на прежнем месте, но отделения управление и боевое были разнесены и заняли свое классическое положение - управления в носовой части корпуса, а боевое — посередине.

Броневая защита предусматривалась толщиной в 8 мм. Вооружение состояло из 3 или 4 пулеметов. 2—3 пулемета должны были устанавливаться в башне оригинальной конструкции, допускавшей независимую наводку на цель каждого пулемета отдельно.

19 октября 1917 года Автомобильный комитет ГВТУ, куда поступил на рассмотрение проект "Вездехода-2", признал конструкцию "недостаточно разработанной, а посему затраты казны по выполнению проекта в настоящем его виде излишними". В своем заключении о "Вездеходе-2" Главное военно-техническое управление указывало на целый ряд недостатков проекта, как-то: невозможность одновременной боевой работы трех пулеметов в башне (или "боевой рубке", как называл ее сам изобретатель), отсутствие дифференциала у движителя, проскальзывание резиновой ленты по барабану (и вообще ее уязвимость), невысокая проходимость машины при движении по рыхлой почве, крайняя затрудненность поворотов и т.д. Возможно, что в дальнейшем Пороховщикову и удалось бы устранить наиболее серьезные недостатки, вот только времени на это в 1917 году уже не было. Да и фронту прежде всего нужен был танк, способный рвать многорядные проволочные заграждения (что при резиновой гусенице представляется весьма сомнительным), преодолевать широкие рвы и вообще "утюжить" оборону противника.

Другой проект, воплотившийся в жизнь — "Царь-танк" начальника опытной лаборатории военного министерства капитана Н.Н. Лебеденко, не подпадал ни под одно определение. Он словно сошел со страниц романа Уэлса. Идея постройки такой машины возникла у капитана Лебеденко на Кавказе, когда он увидел арбы местных крестьян. Будучи человеком со связями, но не обладавшим достаточными инженерно-техническими познаниями, Лебеденко, заручившись поддержкой председателя Земского союза князя Львова, обратился за предоставлением необходимых специалистов к Жуковскому. Тот порекомендовал Лебеденко двух своих племянников — студентов МВТУ — Б. Стечкина и А. Микулина, крайне заинтересовавшихся этой инженерной задачей. Замысел был действительно беспрецедентным, и оба студента, прозвавших будущее сооружение на свой манер "Нетопырем", приступили к работе.

щелкни для просмотра
"Царь-танк".
   щелкни для просмотра
"Царь-танк" на полигоне.

В начале 1915 года прекрасно рассчитанный проект был готов. Получив его в руки, капитан развил бурную деятельность, пробивая дорогу "Царь-танку" в высших инстанциях. При содействии все того же князя Львова ему удалось заинтересовать проектом военного министра, а затем получить аудиенцию и у самого императора, которого Лебеденко заверил в том, что при помощи таких машин "в одну ночь будет прорван весь германский фронт, и Россия выиграет войну...".

Его Величество, разделив оптимизм капитана, повелел открыть финансирование проекта. Лебеденко создал акционерное общество и приступил к постройке машины. Общая сумма затрат составила 210,000 руб. Основное бремя расходов несли "Союз городов" и ГВТУ.

"Царь-танк", как назвал это изделие сам Лебеденко (бытовало, правда, и другое - "Мастодонт"), больше всего походил на гигантский орудийный лафет, хвостовая станина которого опиралась на маленькую (в человеческий рост) направляющую тележку. Вооружение составляли два орудия и пулеметы. В процессе проектирования Б. Стечкину и А. Микулину удалось воплотить ряд блестящих технических решений. Микулиным была разработана оригинальная силовая передача и блестяще решена проблема редукции высокооборотного двигателя. Жуковский лично рассчитал на прочность колесо с тангенциальными спицами. Каждое из этих ходовых колес должен был вращать свой мотор "Майбах" мощностью 240 л.с. — два двигателя удалось снять неповрежденными с подбитого "Цеппелина". Придававший машине устойчивость хвостовой каток меньшего диаметра был поворотным.

щелкни для просмотра
"Царь-танк" капитана Н.Н. Лебеденко.

Сборка деталей корпуса осуществлялась в манеже у Хамовнических казарм, а изготовление ходовых колес - недалеко от Дмитрова. Работа над танком затянулась, и лишь в августе 1917 года он в большой тайне был собран на опушке леса вблизи города Дмитрова. Там же в лесу провели и его испытания, не давшие положительных результатов. Мощности двигателей явно не хватала, и нелепый образчик "чудо-оружия" забуксовал в первой же канаве. После неудачных испытаний осмелевшие противники "Царь-танка" стали заявлять о его недостатках: удельное давление на грунт было непозволительно высоким, а колеса и их ступицы было несложно повредить артиллерийским огнем. Железный гигант был попросту брошен в лесу, где и простоял до 1923 года, пока его не сдали на слом.

Несмотря на неудачу, идея Лебеденко в принципе не была порочной. Он справедливо полагал: что большое колесо легче сможет преодолевать препятствия. Спустя несколько лет инженер Павези построил серию высококолесных военных тягачей для итальянской армии. Изобретатель создал также несколько моделей колесных танков, но они не были приняты на вооружение.

Проекты Лебеденко и Пороховщикова были не единственными. В 1915 году, предположительно на Рыбинском заводе, (за что его иногда и называют "танком Рыбинского завода") разработали проект танка компоновкой напоминавший французские образцы. Танк должен был иметь вес 20 т, экипаж 4 человека, вооружение 107-мм пушка и крупнокалиберный пулемет, броню 10–12 мм, двигатель мощностью 200 л.с.

Представленный в Главное военно-техническое управление 10 августа 1916 года, этот проект не получил необходимой поддержки...

щелкни для просмотра
Танк Рыбинского завода (проект).
   щелкни для просмотра
А так он мог бы выглядеть. Современ-ная реконструкция.

В августе 1916-го В.Д. Менделеев, сын Д.И. Менделеева, представил в Военное министерство тщательно разработанный проект танка, над эскизным проектом которого работал с 1911 года в свободное от основной службы время. В отличие от "Вездехода" Пороховщикова не имевшего ни брони, ни вооружения и который, тем не менее, принято считать первым русским танком, Менделеев предлагал бронированную машину с вооружением. Причем весьма мощным — 120-мм пушка "Канэ" в корпусе и пулемет "Максим" в выдвижной башенке. Танк Менделеева должен был нести противоснарядное бронирование, способное защитить его от 6" снарядов. Менделеев в проекте своего танка предвосхитил технические решения нашедшие применения лишь спустя десятилетия. Пневматические узлы подвески ходовой части и сервоприводы управления, противоснарядная броня. Предусматривалось, что во время стрельбы корпус машины должен был опускаться на землю, снижая тем самым нагрузку на ходовую часть и прикрывая ветви гусениц от поражения снарядами и крупными осколками. Была предусмотрена перевозка по железной дороге.

В своем проекте Менделеев не указал сферы применения "бронированного автомобиля" – так он его назвал. Возможно, он мог бы использоваться в береговой и противодесантной обороны Финского залива, как подвижная огневая точка в обороне или как "штурмовой танк".

Однако машина массой 170 т, весьма сложная в производстве, никого не заинтересовала.

щелкни для просмотра
Компоновка танка Менделеева.

Гораздо большую благосклонность, чем к танкам, Главное военно-техническое управление проявляло к бронеавтомобилям, которых до октября 1917-го удалось построить более 200 единиц. По-настоящему действенную поддержку получил проект заведующего технической частью императорского гаража в Царском селе француза А. Кегресса. Произошло это отнюдь не по причине близости инженера к высочайшим особам, а благодаря его блестящей технической идее, полностью готовой к реализации. Осенью 1916 года была принята программа переоборудования всех основных типов бронеавтомобилей, армейских грузовиков и штабных легковых автомобилей, с колесного — на полугусеничный ход. Этой масштабной и самой разумной за всю войну инициативе не суждено было осуществиться.

За границей эту модель полугусеничного бронеавтомобиля назвали "русским типом танка". И не зря. По таким показателям как скорость, проходимость и вооружение, "Остин-Кегресс" превосходил FТ-17, а по защищенности практически не уступал танкам.

щелкни для просмотра
Бронеавтомобиль "Остин-Кегресс". Россия, 1916 г.
   щелкни для просмотра
"Остин-Кегресс" Путиловского завода.

Бронеавтомобиль "Остин - Кегресс".
Масса 5.3 т
Толщина брони 7 мм
Вооружение 2 пулемета
Экипаж 5 человек
Скорость:
- по снежной целине и вспаханному полю около 10 км/ч
- по дорогам с твердым покрытием до 20 км/час и более

После Первой мировой войны большая часть построенных за время войны танков закончили свою жизнь в качестве металлолома. Наскоро построенные и недоработанные они уступили свое место новому поколению. Теперь это было не "сырые" машины военного времени, а тщательно испытанная, с заново созданными узлами и обладающая высокими боевыми возможностями техника. И новые танки окажут огромное влияние на ход новой мировой войны которая начнется через 21 год после окончания Первой Великой войны.