Шутки НАШЕГО юмора

Вспомнился сослуживец Паша Бритвин - художник, мим, всадник и вообще... Юмор, конечно, солдатский.
В роту мы прибыли в начале декабря, снег лежал уже прочно. И сразу замучил старшина: за полчаса до подъёма строил роту и орал: "Дыркуете?! Я вам подыркую! Всем взять лопаты. На метр расширяем дорожку!" Азиатам было западло запорошить ссаньё снегом. Старшина этого не прощал. Пашка и придумал.
Под новый год утром ожидали комбата. Ночью Пашка заварил в ротном чайнике некрепкий чай и все подходы к казарме пометил на снегу подписями старшины с удивительно точным воспроизведением. "Это не я," - рыдал старшина. Реакция была краткой: "Найди, и пусть оформляет ленинскую комнату."

Пашка всю службу ленкомнаты и оформлял. А на дембель аккордно разрисовывал свою последнюю в новой казарме. Я ему помогал. На торцевой стене Пашка рисовал Ленина в рост (был юбилейный его год). А на обороте - ужасно неприличную голую бабу (ночами, конечно).
Уж не знаю, насколько нескоро обнаружилась эта проказа.
 
"Крошка сын к отцу пришёл, и сказала кроха:
- Папа, если для гуляния во дворе, мне надо как нашему Тузику покакать на клумбу, то я готов."
 
Вот ты смеёшься, а мы жильцы вернее подросший молодняк наш ЖЭК кошмарили этим "Лёликом". Анекдотом в смысле, когда в 91-ом бардак начался. Потом когда дворники все-же вновь появились наши дворовые вечно невмыручие бабки отставницы долго еще дворников и прочих "лёликами" прозывали. Даже не знаю кто им сей глупостный анекдот раскрыл.
5C776579-9755-4434-A27D-C329691B0AD2.jpeg
 
Сверху Снизу