Первая Мировая Война

А организационные моменты, на секундочку, к собственно говоря боевым действиям не относятся?
Ты там одно слово пропустил.

Я к чему веду - в ретроспективе все легко и понятно.
Ну, не совсем. Это видится очень трудоемким, но не запредельно сложным.

rolling barrage (это который пескакивает по первой и последней линии)
RLY?

Колесо вон, тоже простое, но те же американские аборигены так до него и не додумались в практическом смысле.
Я не говорил, что это раз плюнуть, я сказал, что это вряд ли может считаться "охрененно сложным".
Вот больше 400 танков незаметно перебросить на небольшой участок фронта, подготовить их и организовать успешное (по крайней мере, вначале) наступление-это можно назвать охрененно сложным.

Добавлю, наверняка поднимая с чего все началось (я начальный пост срача не видел), для тех же арабов - огневой вал суть охренительно сложная вещь.
Начиналось все с танков и ПТУР.
 
Ты там одно слово пропустил.

Ну, не совсем. Это видится очень трудоемким, но не запредельно сложным.
Опять же, в сравнении с чем? Даже сейчас среднеподготовленному офицеру-артиллеристу будет сложновато сделать бэррейдж уровня 1918 года. Конечно, ему не нужно это делать, но это еще раз подчеркивает, что это никак не легкая вещь. Трудоемкость впринципе означает сложность, особенно если речь идет о сложности организации.

Ну, я впринципе все правильно написал, только плохо выразился. Имеется в виду, огонь с первой линии переводится на последнюю.

Я не говорил, что это раз плюнуть, я сказал, что это вряд ли может считаться "охрененно сложным".
Вот больше 400 танков незаметно перебросить на небольшой участок фронта, подготовить их и организовать успешное (по крайней мере, вначале) наступление-это можно назвать охрененно сложным.
Пример с танками я считаю намного, намного легче чем организация огневого вала. При том что я отлично знаю как сделать как одно, так и другое.
 
Опять же, в сравнении с чем? Даже сейчас среднеподготовленному офицеру-артиллеристу будет сложновато сделать бэррейдж уровня 1918 года.
С чего бы? Орудия стали совершеннее, калибры увеличились, батареи унифицированы.

Конечно, ему не нужно это делать, но это еще раз подчеркивает, что это никак не легкая вещь.
Это еще раз подчеркивает, что сейчас мало где можно встретить сплошную линию обороны, а для остального есть другие методы.

Трудоемкость впринципе означает сложность, особенно если речь идет о сложности организации.
Откровенная софистика.

Ну, я впринципе все правильно написал, только плохо выразился. Имеется в виду, огонь с первой линии переводится на последнюю.
RLY?! Прям сразу же с первой на последнюю?
 
С чего бы? Орудия стали совершеннее, калибры увеличились, батареи унифицированы.
Потому что доктрины изменились, никто этому их не учит. Можно конечно заняться артиллерийской археологией, но едва на это будет время. Хотя, в целом, современные модификации валов вполне себе используются (shifting fire, RED - это все концепции прямо с barrage'а вытекающие.

Это еще раз подчеркивает, что сейчас мало где можно встретить сплошную линию обороны, а для остального есть другие методы.
О насколько сплошной обороне идет речь? Батальонный район, с взводными ОП разнесенными по глубине - для такой же по размеру батальонной групировки наступающей в первом эшелоне - будет пахнуть похоже на эти ваши 4-5км линии образца 1917. Все дело в масштабе.

Откровенная софистика.
NO U. Я вот тоже могу просто обозвать оппонента х**м, и закончить дискуссию. Но все же, попробуем разобраться в том, что именно ты понимаешь под сложностью. Дай определение уровня сложности (концептуальная сложность? доктринальная? практическая-расчетная? в исполнении?). Приведи пример сложного, по твоему мнению, огневого плана. Потом сравним его вот с этим.

И конечно, не надо забывать, что никакая вещь на войне не делается в вакууме. Поэтому само собой, проблемы огневого планирования неразрывно связаны с координацией. Считать иначе может только советский офицер полный идиот.

RLY?! Прям сразу же с первой на последнюю?
Таки да:
In rolling, several lines were engaged at once with overlapping times (eg a-a & b-b, when fire lifted from a-a it went to c-c with fire continuing on b-b until it lifted to d-d). A block barrage had several lines engaged simultaneously and all lifting together to a new block (eg a-a, b-b & c-c lifting together to d-d, e-e & f-f). Creeping was normally used for dismounted infantry attacks, rolling for tank and mounted ones.

На последнюю, имеется в виду конечно в рамках полосы продвижения. Ты просто непонимаешь разницы между различными видами barrage'a, вот и все.
 
Потому что доктрины изменились, никто этому их не учит. Можно конечно заняться артиллерийской археологией, но едва на это будет время.
Странные вещи ты говоришь. Во всяких советских книжечках для артиллеристов вполне себе есть вал как один из видов огня, про одинарные, двойные и прочую ерунду еще написано.

О насколько сплошной обороне идет речь?
Ну а какая была глубина обороны в ПМВ? У Линии Зигфрида, например, до 7 км доходила, каждая линия обороны-хорошая такая сеть траншей.

Батальонный район, с взводными ОП разнесенными по глубине - для такой же по размеру батальонной групировки наступающей в первом эшелоне - будет пахнуть похоже на эти ваши 4-5км линии образца 1917. Все дело в масштабе.
Ты уж извини, но это сферический батальон в вакууме какой-то, раз он стоит один, но обойти его нельзя.

NO U. Я вот тоже могу просто обозвать оппонента х**м, и закончить дискуссию. Но все же, попробуем разобраться в том, что именно ты понимаешь под сложностью. Дай определение уровня сложности (концептуальная сложность? доктринальная? практическая-расчетная? в исполнении?). Приведи пример сложного, по твоему мнению, огневого плана. Потом сравним его вот с этим.
Внушает, конечно, но там была почти тысяча орудий и минометов на 6 км фронта.

И конечно, не надо забывать, что никакая вещь на войне не делается в вакууме. Поэтому само собой, проблемы огневого планирования неразрывно связаны с координацией. Считать иначе может только советский офицер полный идиот.
Напомни, как с координацией было на Сомме, особенно в первый день и в бою под Анкром, кроме того, интересует наступление французов весной 1917. Как они там проблемы решали, успешно?

Таки да:
In rolling, several lines were engaged at once with overlapping times (eg a-a & b-b, when fire lifted from a-a it went to c-c with fire continuing on b-b until it lifted to d-d).

На последнюю, имеется в виду конечно в рамках полосы продвижения.
Ну ладно. Допустим, ты прав, и огонь переносится с первой на последнюю линию "полосы продвижения". Вот так это будет выглядеть, рубеж A-A первая, F-F последняя:


Ничего не смущает?

Теперь, примерно как это выглядит согласно цитате на английском:


Огонь ведется двумя группами, первая стреляет по A-A, вторая по B-B, через некоторое время первая переносит огонь на C-C, вторая некоторое время продолжает стрелять, а потом переносит огонь на D-D, и так далее.

Ты просто непонимаешь разницы между различными видами barrage'a, вот и все.
Все возможно.
 
Странные вещи ты говоришь. Во всяких советских книжечках для артиллеристов вполне себе есть вал как один из видов огня, про одинарные, двойные и прочую ерунду еще написано.
Написано лишь. Знаком со многими артиллеристами, в том числе и российскими, конкретно что да как им не обьясняют.

Ну а какая была глубина обороны в ПМВ? У Линии Зигфрида, например, до 7 км доходила, каждая линия обороны-хорошая такая сеть траншей.
А во ВМВ под Курском все 20км. И что? Мы говорим про среднюю в вакууме.

Ты уж извини, но это сферический батальон в вакууме какой-то, раз он стоит один, но обойти его нельзя.
Все время будешь обходить? Рано или поздно выпадет enemy-oriented задание, тоесть, собственно ликвидировать противника.

Внушает, конечно, но там была почти тысяча орудий и минометов на 6 км фронта.

Напомни, как с координацией было на Сомме, особенно в первый день и в бою под Анкром, кроме того, интересует наступление французов весной 1917. Как они там проблемы решали, успешно?
Ну вот и я о том же! Даже если мы допустим что нарисовать 100500 линий на карте и вдолбить всем командирам батарей что им делать - это легко и просто, то связать это конкретно с наступлением основных сил не есть простое дело. И в этом и смысл. Нельзя рассматривать что-нибудь в отрыве от всей ситуации, потому что отрыва этого в реальности нет.

Ну ладно. Допустим, ты прав, и огонь переносится с первой на последнюю линию "полосы продвижения". Вот так это будет выглядеть, рубеж A-A первая, F-F последняя:


Ничего не смущает?

Теперь, примерно как это выглядит согласно цитате на английском:


Огонь ведется двумя группами, первая стреляет по A-A, вторая по B-B, через некоторое время первая переносит огонь на C-C, вторая некоторое время продолжает стрелять, а потом переносит огонь на D-D, и так далее.
Я и имел в виду последний вариант. Просто мы не поняли друг-друга.
 
Написано лишь. Знаком со многими артиллеристами, в том числе и российскими, конкретно что да как им не обьясняют.
То есть, ты считаешь, что до ПМВ англичанам и французам все объясняли и показывали? Ну, тогда странно, что что-то приемлемое у них начало получаться через два года войны.

Мы говорим про среднюю в вакууме.
Ну вот нас интересует та, опорные пункты связаны приличной сетью траншей.

Все время будешь обходить? Рано или поздно выпадет enemy-oriented задание, тоесть, собственно ликвидировать противника.
Ужас. Дезертирую немедленно. Ну его на хер так воевать.

Ну вот и я о том же! Даже если мы допустим что нарисовать 100500 линий на карте и вдолбить всем командирам батарей что им делать - это легко и просто, то связать это конкретно с наступлением основных сил не есть простое дело. И в этом и смысл. Нельзя рассматривать что-нибудь в отрыве от всей ситуации, потому что отрыва этого в реальности нет.
В n-ый раз повторяю: "связывание" с наступлением основных сил в ПМВ делалось просто, на карте рисовали циферки, командирам батарей их сообщали и время, соответствующее этим циферкам они вели огонь по намеченным рубежам. Корректировка прям посреди боя даже к концу войны находилась в зачаточном состоянии. А плохие погодные условия или простая дымовая завеса могли перечеркнуть любые попытки как-то корректировать огонь.

Я и имел в виду последний вариант. Просто мы не поняли друг-друга.
Имеется в виду, огонь с первой линии переводится на последнюю.
Нда? Ну ладно, не поняли, так не поняли.
 
Интересная статья с картинками о судьбе немцев в США во время ПМВ. Концлагеря, линчевания, издевательства.

http://www.dailymail.co.uk/news/article-4992032/Germans-AMERICA-World-War.html

Облили клеем и обваляли в перьях.


строят для себя бараки в концлагере


сожжение книг на немецком


В апреле 1918 толпа линчевала Robert Prager.


 
Отсюда?


Австро-венгерские войска покидают Иерусалим, 1916 г.


Австро-венгерские артиллеристы маршируют на гору Сион, 1916 г.
В сентябре 1915 года Энвер-паша обратился в посольство Австро-Венгрии в Константинополе с просьбой прислать артиллерийскую батарею для сопровождения нового наступление на Суэце. Австро-венгерское военное командование, хотя и неохотно, но с намерением сохранить хорошие отношения с союзниками, решило отправить весной 1916 года две горные гаубичные батареи в составе 800 солдат в Османскую Палестину. Генеральный штаб двуединой монархии не питал особых иллюзий относительно эффективности этого решения. Когда император Франц-Иосиф подписал соответствующий приказ, он только кротко заметил: «Я думаю, мы их больше никогда не увидим!» (Na ich glaub’ doch, die sehn wir nimmer!).

Австро-Венгрия, но место другое:

Австро-венгерские солдаты еврейской национальности со своим полковым реббе
 
Последнее редактирование:
"Бой у мыса Сарыч". Черное море. 18 ноября 1914 года

Бой у мыса Сарыч — боевое столкновение Российской Черноморской эскадры с германскими крейсерами «Гёбен» и «Бреслау». Произошло 18 ноября 1914 года. Бой свёлся к перестрелке между линкором «Евстафий» и «Гёбеном». Оба корабля получили повреждения, однако, пользуясь преимуществом в скорости хода, германские крейсера смогли оторваться от русской эскадры и уйти.

Удалённость Босфора и ограниченность сил Черноморского флота, требовавших периодической замены участвующих в операциях кораблей для ремонта и отдыха экипажей, не позволяли вести постоянную блокаду проливов. Превосходство «Гёбена» в скорости и вооружении, по сравнению с устаревшими русскими броненосцами, заставляло Черноморский флот выходить только соединениями, чтобы не допустить уничтожения кораблей поодиночке. В штабе Черноморского флота ориентировались на скорость «Гёбена» 29 узлов; фактически же из-за неполадок в котлах и некачественного ремонта в Турции корабль по-прежнему развивал скорость не более 24 узлов, однако и это было больше, чем у русских броненосцев. Для противодействия «Гебену» командование Черноморского флота разработало метод совместной стрельбы группы броненосцев по одной цели. Случай проверить действенность метода представился во время боя у Сарыча.
2 ноября Черноморский флот почти в полном составе вышел в поход для действий на морских коммуникациях у берегов Анатолии. Русские линкоры обстреляли Трапезунд, а минные заградители «Константин» и «Ксения» поставили мины у турецкого побережья. Получив известия об этом, Сушон решил перехватить противника на обратном пути в Севастополь и при благоприятной обстановке атаковать его по частям. Днём 4 ноября «Гебен» (флаг контр-адмирала В. Сушона, германский командир — капитан-цур-зее Р. Аккерман) и «Бреслау» (фрегаттен-капитан Кеттнер) вышли из Босфора и направились к берегам Крыма.
В тот же день А. А. Эбергард, возвращавшийся с флотом в Севастополь, получил по радио уведомление от Морского генерального штаба о том, что «Гёбен» находится в море. Недостаток угля не позволил командующему Черноморским флотом предпринять поиски противника, и Эбергард, приказав усилить бдительность, продолжил двигаться прежним курсом, который, как вскоре выяснилось, вёл к встрече с германскими крейсерами.

Встреча произошла 18 ноября юго-западнее Ялты у мыса Сарыч. В этой точке в 11:40 крейсер Алмаз, шедший в 3,5 милях впереди кильватерной колонны из пяти броненосцев («Евстафий», «Иоанн Златоуст», «Пантелеймон», «Три Святителя» и «Ростислав») обнаружил большой дым и передал об этом прожектором на флагман. Одновременно противник выдал себя радиопереговорами, которые в тумане вели «Гёбен» с «Бреслау».
Русские корабли начали сокращать интервалы, миноносцы подтянулись к эскадре. Эбергард распорядился увеличить ход до 14 узлов. Через полчаса «Алмаз» донёс: «Вижу неприятеля по носу». По приказу командующего он начал отход к флоту, а вскоре отвернули и шедшие далеко на флангах между флотом и «Алмазом» крейсера «Память Меркурия» и «Кагул». Отход был своевременным — в скорости российские крейсера значительно уступали «Гёбену», и он мог бы успеть атаковать один из них.
Из-за державшегося вокруг сильного тумана дальнейший бой свёлся в основном к поединку «Гебена» с видевшим его лучше всех «Евстафием» (капитан 1-го ранга В. И. Галанин). Управляющий огнём бригады старший артиллерист В. М. Смирнов находился на «Иоанне Златоусте» (капитан 1-го ранга Ф. А. Винтер), однако стелющийся туман и дым из труб «Евстафия» не позволил точно определить расстояние до противника. По этой причине переданное по радио расстояние «прицел 60» было на самом деле почти в полтора раза больше реального. Снаряды всех броненосцев бригады, кроме флагмана, летели с большими перелётами.
Перестрелка продолжалась 14 минут. За это время русские корабли выпустили с дистанции 34 — 40 кабельтовых (6,3 — 7,4 км) 30 снарядов главного калибра («Евстафий» — 12, «Иоанн Златоуст» — 6, «Три Святителя» — 12). «Пантелеймон» (капитан 1-го ранга М. И. Каськов) из-за дыма и мглы противника не видел и огня не открывал. Не стрелял по «Гёбену» и отставший от эскадры «Ростислав» (капитан 1-го ранга К. А. Порембский), броненосец сделал несколько выстрелов по «Бреслау» — два 254-мм и шесть 152-мм снарядов. «Бреслау» сразу заспешил перейти на «подбойный» борт «Гебена» и избежал попаданий.
Вскоре после первого залпа «Евстафия» начальник Минной бригады флота капитан 1-го ранга М. П. Саблин, находившийся на «Гневном», повёл эскадренные миноносцы в атаку, но спустя 10 минут отменил её по приказу командующего флотом.
Первый же двухорудийный залп флагманского броненосца «Евстафий» накрыл «Гёбен». Снаряд попал в каземат 150-мм орудий № 3 и, пробив броню, вызвал пожар зарядов. Погибло 12 человек обслуги, некоторые получили тяжёлые отравления газами и 4 из них позднее скончались. Германский крейсер начал стрелять примерно через 50 секунд и его первый залп лег перелетом, но дальше начались попадания. Всего «Евстафий» получил 4 снаряда. Последующий огонь «Евстафия» был не менее точен. Всего «Гебен» получил попадания 3-х 305-мм и 11-и 203-мм и 150-мм снарядов. Через 14 минут, пользуясь преимуществом в скорости, германский крейсер вышел из боя.

По сообщению русского Морского генерального штаба на «Евстафии» 33 человека было убито и 25 ранено. Были убиты лейтенант Евгений Мязговский, и мичманы Николай Эйлер, Николай Семёнов, Сергей Григоренко и 29 нижних чинов. Был ранен мичман Николай Гнилосыров и 24 нижних чина, из них 19 — тяжело. Линкор «Евстафий» получил незначительные повреждения. Другие корабли русской эскадры потерь и повреждений не имели.
«Гебен» получил 14 попаданий: 3 — 305 мм снарядами и 11 — 203 и 152-мм. На его борту было убито 115 (12 офицеров и 103 матроса) и ранено 58 (5 офицеров и 53 матроса) человек (по другому источнику потери составили 112 человек). Для «Гебена» этот бой обернулся двухнедельным выводом из строя.

GVOdM2A7Whs.jpg NfGjTi_5kWE.jpg
 
Нашёл такую информацию.

В своих воспоминаниях британский полковник Вивиан Гилберт описал одну интересную библейскую историю о военной смекалке. В феврале 1918 года в районе Михмаса в Палестине британские войска натолкнулись на подготовленный укрепрайон турков, который необходимо было взять для успеха более масштабной операции. Османы довольно прочно обосновались на позициях и выбить из сходу лобовой атакой не представлялось возможным, в таком случае кроме неоправданных потерь британская сторона ничего бы не получила. От командиров на месте требовался нестандартный и не тривиальный подход.
Его неожиданно для самого себя обнаружил некий офицер, читавший ночью в своей палатке Библию. В Книге Царств его взгляд зацепился за эпизод, в котором Ионафан хитрым маневром через горы окружил и разбил филистимлян: "Между переходами, по которым Ионафан искал пробраться к отряду Филистимскому, была острая скала с одной стороны и острая скала с другой: имя одной Боцец, а имя другой Сене; одна скала выдавалась с севера к Михмасу, другая с юга к Гиве... И сказал Ионафан: вот, мы перейдем к этим людям и станем на виду у них... Когда... они стали на виду у отряда Филистимского, то Филистимляне сказали: вот, Евреи выходят из ущелий, в которых попрятались они..."
Смекалистый офицер моментально определил, что он воюет именно в той местности, что и библейский герой две тысячи лет назад. Так как тамошний рельеф с тех пор практически не изменился, британцам не составило труда по наводке Священного Писания найти проход в турецкие тылы, благодаря чему они без особых проблем одержали победу.