Операция Опера - атака реактора, 1981 г.

Олег Грановский

Модератор
Команда форума
Книга "Небеса - не граница", стр. 587-588 (Элеэзер (Чита) Коэн, Цви Лави "Шамаим эйнам hа-гвуль", 1990г).
 
Олег, опять всплыло название операции Вавилон. Как бы Вы могли это прокомментировать.
Насколько эта книга заслуживает доверия?

Two Minutes Over Baghdad
Author: Uri Bar-Joseph (International Relations Division, Haifa University, Israel) , Michael Handel (formerly Professor of Strategy, US Naval War College, USA), Amos Perlmutter (formerly Professor of Political Science and Sociology, American University, Washington, DC, USA)
Availability:
Cover:
Hardback (pp: 232)
ISBN:
0714654221
Price:
£25.00
Online Price:
£22.50



On 7th June 1981 a group of F-16 fighter-bombers from the Israeli Air Force bombed the newly completed French-built Iraqi nuclear reactor at Tuwaitha, south-east of Baghdad. The F-16s dived in low and dropped 2000lb iron bombs and 900lb HE bombs on the main reactor building destroying the reactor, yet leaving only one casualty. Up above six F-15 fighters flew "top cover" while on the border of Iraq CH-53 Air Rescue helicopters were ready to retrieve any pilots who were shot down. The Iraqi air defences around the reactor were formidable with SA-6 (Gainful), SA-2 and SA-3 anti-aircraft missiles and ZSU-57-2 and ZSU-23-4 radar guided anti-aircraft guns and MIG-21 and MIG-23MF fighter interceptors based at a nearby airfield.

What was more remarkable was that the Israeli strike team had to fly over several Arab countries to reach Iraq and fly within range of Saudi and US AWACs planes which were fully capable of spotting them hundreds of miles to the north.

Fully updated with new, formerly classified information, this work includes new photographs taken during the mission and from US spy satellites showing the damage to the reactor. For the first time the names of the pilots are revealed, one of them was Israel's first astronaut who was sadly killed in the Space Shuttle crash in February 2003.

Media opinion, which was very hostile back in 1982, has over time come round to the idea that this was correct and timely action by Israel.

TABLE OF CONTENTS:
Part 1 The call to arms and the nuclear race
- Ben Gurion's dilemma
- the lion and the lambs - the birth of Israel's nuclear debate
- Nasser's nightmare, Sadat's solution
- the quest for the Muslim bomb - Libya, Syria, Saudi Arabia and Pakistan
- a bomb in the basement - Dayan's formula
- Saddam Hussein and project Tammuz. Part 2 The decision is made
- the writing on the wall - sabotage in France
- the writing on the wall - tearing the thread
- final warning - the Iranian attack
- the trio decide. Part 3 The preparations for operation Babylon
- operation Babylon - options
- operation Babylon - a second Entebbe?
- operation Babylon - reconnaissance
- operation Babylon - the eagle and the fighting falcon
- operation Babylon - the approach route
- operation Babylon - a choice of weapons
- operation Babylon - countdown
- operation Babylon - two minutes over Osirak. Part 4 Judgement
- the Jerusalem statement
- the Baghdad statement
- dropping bombs and clangers - Israel after the raid
- the propaganda war - Hussein hits back
- a delicate balancing act - the American reaction
- Israel's verdict
- the French disconnection
- the Arab world - bridging the nuclear gap
- appendices.
 

Олег Грановский

Модератор
Команда форума
Сюдя по этому:

On 7th June 1981 a group of F-16 fighter-bombers from the Israeli Air Force bombed the newly completed French-built Iraqi nuclear reactor at Tuwaitha, south-east of Baghdad. The F-16s dived in low and dropped 2000lb iron bombs and 900lb HE bombs on the main reactor building destroying the reactor, yet leaving only one casualty. Up above six F-15 fighters flew "top cover" while on the border of Iraq CH-53 Air Rescue helicopters were ready to retrieve any pilots who were shot down. The Iraqi air defences around the reactor were formidable with SA-6 (Gainful), SA-2 and SA-3 anti-aircraft missiles and ZSU-57-2 and ZSU-23-4 radar guided anti-aircraft guns and MIG-21 and MIG-23MF fighter interceptors based at a nearby airfield.
автор этой книги в военных вопросах понимает слабо.

Например, "F-16s dived in low and dropped 2000lb iron bombs and 900lb HE bombs" - на английском "iron bomb" - это неуправляемая, "глупая" бомба, в отличии от управляемых - "умных" бомб. Видимо он в одном источнике прочёл "2000lb iron bombs", в другом "900lb HE bombs" (при этом тут тоже ошикба - не 2000 фунтов - это примерно 900 кг (точнее, 907кг); а может речь шла о весе взрывчатки внутри 2000-фунтовой бомбы) и решил совместить.

Про СН-53 израильские источники ничего не пишут, но впринципе вполне может быть.

ПВО реактора - вполне возможно так или примерно так оно и было (хотя объект стационарный, так что вместо ЗСУ-57-2 скорее использовали С-60).
 
А все -таки про Вавилон. Я про эту книгу понял, что ее чуть ли не летчики, участвовавшие в налете писали.
А по поводу СН-53 есть интересное упоминание на сайте www.isayeret.com/units/air/5101/article.htm

Operation Opera

Sayeret Shaldag most famous operation is its assistance in the aerial attack on the Iraqi nuclear reactor known as "Osirak" (Israeli code name - "Tamouse"), July 6, 1981.

Prior to the attack a Sayeret Shaldag team was airborne inserted to Iraq via a CH53 helicopter and waited for eight IAF F16 to arrive. Also in the area was a Mossad agent who placed a navigation beacon for the jets. When the airplanes arrived the team help the pilots to target the reactor and supplied Bombardment Damage Assessment (BDA). The bombs released from the F16 heat the reactor dead on the spot and the Iraqi nuclear program was set years back.

After the bombing, the team was extracted back to Israel by CH53. With the help of six F15 providing cover for the CH53 and the F16 and the Iraqi fear of radiation the team managed to extract safely. Note that the Sayeret Shaldag team present during the attack didn't laser designated the reactor as the bombs used were simple iron ones and not laser guided smart bombs due to operational reasons.
 

Олег Грановский

Модератор
Команда форума
Да вроде авторы не лётчики и к налёту на реактор отношения не имели.

СН-53 и "Шальдаг" - может и было такое. С другой стороны реактор - крупный объект, сомневаюсь что он был хорошо замаскирован. Так что врядли были проблемы с его обнаружением. А использование спецназа для установки маяков могло выдать всю операцию (в случае обнаружения спецназовцев).
 
А что такое Шальдаг? А по поводу СН-53 там, я читал версию, что "спецы" там были на случай сбития самолета, чтобы летчика (ков) сразу вывезти.
 
А вот в 1981г никакой заправки небыло. Вообще-же, заправка F-15 и F-16 - дело нелёгкое. Это не "Скайхок" или ""Фантом. Конусом не обойдёшься. Надо в отверстие на верхней части фюзеляжа вставить жёсткую трубу - "Бум". Такое можно провернуть только с заправщика вроде того, что на базе "Боинг-707". А у Израиля в 1981г таких ещё небыло - они появились только в 1983г.

http://www.iaf.org.il/iaf/doa_iis.dll/Serve/item/Hebrew/1.1.3.5.4.1.html

http://www.iaf.org.il/iaf/doa_iis.dll/Serve/item/English/1.3.3.5.4.1.html
Олег, а какие модификаци Скайхоков и Фантомов планировались к участию в операции. И еще один вопрос: На русском перевод израильских обозначений Фантом- это истребитель-бомбардировщик, а Скайхок- штурмовик?
И еще один уже смысловой, в связи с налетом. если заправлять их не с чего было, как же в 1979 г. планировали операцию?
 

Олег Грановский

Модератор
Команда форума
Олег, а какие модификаци Скайхоков и Фантомов планировались к участию в операции.
Не написано. Но тут всё просто - для "Фантомов" это F-4E (кроме них в Израиле были только разведчики), для "Скайхоков" - A-4N (самая новая модель "Скайхока" в ВВС Израиля).

И еще один вопрос: На русском перевод израильских обозначений Фантом - это истребитель-бомбардировщик, а Скайхок - штурмовик?
Да.

И еще один уже смысловой, в связи с налетом. если заправлять их не с чего было, как же в 1979 г. планировали операцию?
Заправлять несчего было F-15 и F-16 (последних в ВВС тогда ещё небыло). Так их и не надо было заправлять. А "Скайхоки" и "Фантомы" было с чего заправлять. Вернее, заправлять надо было только "Фантомы", а "Скайхоки" сами служили заправщиками.
 
Заправлять несчего было F-15 и F-16 (последних в ВВС тогда ещё небыло). Так их и не надо было заправлять. А "Скайхоки" и "Фантомы" было с чего заправлять. Вернее, заправлять надо было только "Фантомы", а "Скайхоки" сами служили заправщиками.
Так значит, в первоначальном выборе (состав участвующих самолетов в 1979 г.) Скайхоку отводилась роль заправщика, а истребителями сопровождения и собственно бомбардировщиками служмили бы Фантомы? К слову, а кого прицельная система для работы по земле лучше- у Фантома, Скайхока или Ф-16. Или все зависит в конечном счете от подготовленности пилота?
 

Олег Грановский

Модератор
Команда форума
Возможно истребителями сопровождения были бы те же F-15 - они у Израиля с 1976г. Бомбили бы "Фантомы", а их заправляли бы "Скайхоки".

Прицельная система лучше у F-16.
 
У Райдера читаем:
Однако, ВВС Израиля было не привыкать решать задачки, неразрешимые для многих других, и подготовка к операции началась. Все расчеты строились на использовании F-4Е «Фантом» (основных ударных самолетов на тот момент, радиус действия которых явно недостаточен) в связке с парой КС-130Н «Геркулес» для дозаправки (из которых и состоял собственно весь (!) парк заправщиков). Неудовлетворительность схемы была видна, как говорится, невооруженным глазом, но иного выбора тогда не было.

Окончательно утвержденное правительством решение о бомбардировке (февраль 1980 г.) привело в действие механизм подготовки операции, в ходе которой 13 апреля 1980 г. впервые была произведена дозаправка израильского F-4Е от КС-130Н. Специально для этого фирма «Израэл Эркрафт Индас-триз» в спешном порядке разработала топливоприемное оборудование, размещаемое по правому борту «Фантома», поскольку имевшаяся на них стандартная американская горловина не соответствовала шлангам-конусам заправщиков. Но происшедшее в следующем месяце за много тысяч километров от Тель-Авива событие избавило «соколов Давида» от необходимости подобных импровизаций.

Насколько я понимаю, факт переоборудования действительно был. К сожалению, нет только источника. Но насколько можно проследить связь между налетом на Озирак и работам по штанге дозаправки Фантома.
 

Олег Грановский

Модератор
Команда форума
Я знал, что систему дозаправки "Фантома" переоборудовали под конус, но когда это произошло - не знаю. Может действительно специально для операции, а может и нет. Не знаю.

Действительно, в тот период в ВВС было всего несколько КС-130 (вполне возможно, что именно 2).

Но использовать их над территорией противника было куда опаснее, чем "Скайхоки".
 
Я рагьше думал, что весь ядерный центр назывался "Осирис" или "Озирис" (во французском произношение - "Озирак"), а вот сами реакторы - «Сабааташр таммуз», т.е. "17 тамуза" - дата, когда партия БААС пришла в Ираке к власти. В некоторых источниках это называют "17 июля".

Большой французский реактор азывают "Тамуз-1", маленький советский - "Тамуз-2".

Но сегодня я нашёл статью в израильском журнале "Бамахане" за 2001г, так там сказано, что вначале реактор планировали купить египтяне и назвали его "Озирис" в честь одного из богов египетского пантеона. Потом по каким-то причинам Египет от реактора отказался и далее заказчиком стал Ирак. После заключения мира между Египтом и Израилем, Ирак переименовал реактор в "17 тамуза". "Тамуз" - бог в пантеоне Вавилона, умирающий каждое лето и возраздающийся каждую зиму. Кроме того, это летний месяц вавилонского каенларя, выпадающий на июль (хотя я не ясно, точно ли он совпадает с июлем).
В одной из статей приводится довольно забавное объяснение переименования реактора. Мол, сначала назывался Озирак, но потом французская пресса стала критиковать премьер-министра Ж.Ширака по поводу этой сделки и называть реактор "О Ширак". И С. Хуссейн идя навстречу своему французскому другу, поменял название на Таммуз
 
Да, скорее всего так и было, но весело. Нашел еще одну интересную деталь. В одной из статей пишут, что в деле уничтожения реактора Израиль тесно сотрудничал с Ираном, и иранский САВАМ передаал Израилю информацию. САВАМ также передал Израилю результаты аэрофотосьемки Озирка и с них то и построили макет реактора. тут возникает два вопроса:
САВАМ- это шахская служба или уже аятолл?
Про ирано-израильские контакты я слышал, но насколько было возможно такое

Ссылка
Project Babylon: who armed Iraq?
http://www.investigatemagazine.com/apr3iraq.htm
 
"полковник Зви" - не знаю, о ком идёт речь, но скорее всего не "Зви" (нет такого имени), а "Цви".
Похоже, я нашел источник, откуда взялся полковник Зви. Статья, к слову, довольно интересная.

Ядерная бомба Саддама

Валерий Яременко

Ажиотаж вокруг Ирака не спадает. Американцы настаивают, что у Саддама есть ядерная бомба, даже пускай "грязная".

Большинство же других стран (включая Россию) лишь разводят руками: дескать, все это блеф, политическая игра и не более. Ирак физически не в состоянии произвести атомную бомбу — это под силу лишь государствам с высокими технологиями и необходимым научным потенциалом. Сегодня мы расскажем о событиях, проливающих свет на американские "аргументы".


Ближневосточный пасьянс
В марте 1981 года А.Громыко и Ю.Андропов дали поручение своим специалистам в МИД и КГБ: разобраться, наконец, что же творится в Ираке? Заключение экспертов (среди них был и автор этих строк) гласило: Ирак имеет много "лишних" денег; его президент Саддам Хусейн стремится стать "лидером арабского мира" и с этой целью полгода назад развязал войну с Ираном под лозунгом "защиты восточных границ арабской родины" от исламской революции в Иране; Саддам стремится превратить Ирак в региональную сверхдержаву, опираясь в первую очередь на военную силу; достигнут заметный прогресс в разработке оружия массового поражения — через 5-6 месяцев будет запущен французский реактор, способный производить до 10 кг оружейного плутония в год. При наличии соответствующих специалистов этого количества достаточно, чтобы уже в 1983 году Ирак произвел 3 атомные бомбы, а в 1985 году — 5. Таким образом, Ирак становится второй (после Израиля) ядерной державой на Ближнем Востоке.

К слову сказать, подобная информация не таила в себе нового. Все это было известно советскому руководству. Более того, в Москве знали, что Ирак в последние месяцы начал вести интенсивные переговоры с рядом фирм Италии и ФРГ о закупке обогащенного урана. Обычный уран в необходимых количествах уже поступал в Багдад из Нигера, Бразилии и Португалии. Ирано-иракская война лишь стимулировала "ядерную" активность Саддама.

"Конечно, — говорил А.Громыко, — создание им (Саддамом) ядерного оружия привнесет много неизвестного в ближневосточный пасьянс.

Но так ли уж это для нас опасно? Можно ли представить такую ситуацию, чтобы иракская атомная бомба была обращена против нас? Я таких ситуаций не вижу. А вот американцам и их союзнику Израилю это должно причинить немалую головную боль. Ближневосточный конфликт разгорится с новой силой. И тогда нас будут на коленях умолять помочь его урегулировать", — делал вывод советский министр иностранных дел.


Москва — Париж
Именно Советский Союз был первым, кто дал возможность Ираку испытать привкус ядерной энергии. 17 августа 1959 года правительства СССР и Ирака подписали соглашение, которое предусматривало техническое содействие Ираку в строительстве небольшого исследовательского реактора и изотопной лаборатории. Вспоминает Олег Гриневский, в то время заведующий отделом Ближнего Востока МИД СССР: "Когда докладывали Хрущеву, тот хмыкнул и сказал: "Сначала китайцы, а теперь вот и арабы бомбы просят. А голова в конечном счете у нас болеть будет. Сотрудничать сотрудничайте, но бомбы не давать!" На том и порешили"... И уже через 9 лет в 15 км к югу от иракской столицы начал действовать небольшой реактор мощностью 2000 киловатт. Он не мог быть использован для создания ядерного оружия — был уж слишком мал и просто непригоден для этой цели.

В апреле 1975 года в Москву прилетел Саддам Хусейн (тогда еще премьер-министр). Он подписал ряд уже согласованных контрактов на поставки вооружений и военной техники. Между тем главная цель его визита заключалась в расширении "ядерного" сотрудничества между Ираком и СССР. Саддам просил ядерные технологии и более мощный реактор. Советский Союз дал в принципе добро, но при одном условии — новое оборудование будет находиться под постоянным контролем Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Именно этого Багдад всячески не желал.

Иракский премьер остался недоволен. И в сентябре направился в Париж с аналогичной миссией. Французы уже знали о цели визита, о неудачных переговорах в Москве и сразу же, как бы случайно, завезли Саддама в... секретнейший ядерный объект Кадараче на Лазурном берегу.

После этого переговоры сами по себе набрали "нужную" инерцию. Тогдашний премьер-министр Франции Жак Ширак фактически предложил Саддаму мощный по тем временам реактор "Озирак" в придачу с исследовательской лабораторией "Изис" и годичным запасом (72 кг) обогащенного до 93% урана. О гарантиях МАГАТЭ даже не упоминалось, хотя теоретически такого количества и такого по качеству ядерного топлива достаточно для изготовления нескольких атомных бомб по мощности равных "хиросимской".

Французы, конечно же, понимали, что предложенные Ираку "сырье и агрегаты" — это не игрушки. Но за три миллиарда долларов ими все же можно пожертвовать. Париж успокаивало и то, что оружейный плутоний "без еще одного важнейшего компонента" иракцы извлечь не смогут. Если Саддам его не просит — значит, он не блефует и действительно стремится построить в стране целую сеть атомных электростанций (в стране, которая фактически лежит на нефтяном море!). Но Багдад оказался хитрее — и уже в 1976 году подписал контракт с Римом на закупку как раз того самого недостающего "компонента" — так называемой "горячей камеры". Именно в ней происходит переработка радиоактивных топливных элементов с выделением оружейного плутония.

В Москве задавались вопросом — зачем это нужно французам и итальянцам? Ведь они дают "зеленый свет" ядерному "джину" на Ближнем Востоке с его перманентными войнами и конфликтами. Очень расстроился А.Громыко, особенно после того, как ему показали один из пунктов секретного франко-иракского соглашения, который гласил: "Все лица еврейской национальности... не могут участвовать в программе ни в Ираке, ни во Франции". Значит, заключал он, бомба готовится против Израиля. Пожалуй, лишь министр обороны Устинов — человек эмоциональный, отчасти завидовал оппонентам. "Вот ведь французы! — говорил он членам политбюро, — за хорошие деньги мать родную продадут. А мы все стесняемся: а что эти скажут, а что те подумают. Принципы, видишь ли, для нас главное..."

Тем не менее Москва закрывала глаза на все эти "шалости" иракского руководства. Как никак, а Багдад провозглашал строительство социалистического общества, поддерживал СССР на международной арене, выступал совместно с Москвой против американцев и израильтян, а главное, платил хорошие деньги за поставки обычных вооружений.(Со второй половины 70-х и до конца 80-х годов СССР получил от Ирака 13 млрд долларов только за военный экспорт.)


"Гора Мориах"
Ядерные амбиции Багдада не на шутку встревожили Тель-Авив. Сотрудникам израильского Центрального института разведки и специальных заданий (Моссад) через своих агентов в Багдаде, Москве и Париже удалось в считанные дни определить истинные цели визита Саддама Хусейна в Советский Союз и Францию. Понятно, что Израиль не мог согласиться даже с мыслью о том, что в Ираке рано или поздно появится ядерная бомба.

Буквально через месяц после визита Саддама Хусейна в Париж, в октябре 1975 года, состоялась конфиденциальная беседа израильского премьера Ицхака Рабина с министром иностранных дел Игалем Алоном. Генерал докладывал главе правительства о только что обобщенных секретных материалах о ядерной программе Ирака. Их суть такова: Ирак договорился приобрести у Франции 500-мегаваттный ядерный реактор; группа молодых иракских ученых-физиков направилась на учебу в Париж и Рим, а, возможно, и в Москву; за солидные вознаграждения в Багдаде уже работают лучшие арабские "технические специалисты". Алон предложил усилить "слежку" за иракскими подданными и их сподвижниками, определять уровень их знаний и компетенции в ядерном деле, — затем, говорил он, "мы должны уничтожить лучших из них, прежде чем они закончат свою работу".

Под мушкой ведомства Ицхака Хофи (Моссад) оказались почти все иракские ученые-ядерщики, как за рубежом, так и в самом Багдаде. Этому во многом способствовали так называемые "саянимы" — евреи-ядерщики (в Америке и Европе), которые "за спасибо" готовы были помочь Израилю по первой же просьбе его агентуры.

В мае 1977 года премьер-министром Израиля был избран Менахем Бегин. Ему сразу же доложили об "иракской проблеме" и решении Рабина "пока лишь отслеживать" активность Багдада за рубежом. "Мы должны сделать больше, чтобы остановить это безумие, — сказал он шефу Моссад. — Ударьте их и ударьте как можно сильнее". В сжатые сроки и в абсолютной тайне Моссад разработал операцию под кодовым названием "Гора Мориах". Ее цель — уничтожение французских реакторов, прежде чем они достигнут иракских берегов.

В течение 18 месяцев израильские агенты отслеживали изготовление иракского "заказа" на французском ядерном концерне "КНИМ", расположенном на побережье Средиземного моря. В начале апреля 1979 года поступила информация, что два ядерных реактора (основной и запасной) "Таммуз-1" и "Таммуз-2" готовы и переправляются в небольшой порт близ Тулона, где их должен забрать иракский корабль и отвезти в Басру.

4 апреля в Марсель прибыли 3 "туриста" с бельгийскими паспортами. Через два дня еще 4 "туриста" прибыли в Тулон. В установленном месте они встретились, арендовали два грузовика и направили в живописный порт Ля-Сиен-сюр-Мер, где в специальном ангаре хранились реакторы. В ночь на 7 апреля к группе присоединились еще три человека. Быстро и профессионально удалось проделать проход на дальней стороне ангара, проникнуть внутрь и закрепить взрывные устройства непосредственно на реакторах. Для обеспечения отхода диверсантов был подстроен инцидент с автомобильной аварией у главных ворот хранилища. Как только охрана поспешила на помощь пострадавшей женщине, прогремел страшный взрыв. От реакторов, на изготовление которых ушло 300 тыс. часов рабочего времени и 17 млн долларов, остались лишь пепел и мелкие кусочки металла.


"Охота" по-моссадовски
Буквально через две недели израильтянам стало известно, что премьер-министр Жак Ширак пообещал Саддаму Хусейну за счет французской стороны в кратчайшие сроки изготовить новые реакторы. Тут же большая группа иракских ученых прибыла для стажировки и обучения во французский ядерный центр в городке Сэклей и в другие специальные заведения, непосредственно связанные с атомной энергией. Началась "охота" по-моссадовски. Выслеживались самые одаренные ученые. Им предлагалось сотрудничество. В случае отказа следовала физическая расправа (в виде убийства, отравления, несчастного случая, банальной драки и т.д.) Нельзя исключать, что некоторые иракцы, а также работающие на них иностранные ученые стали жертвами собственной (иракской) контрразведки. Ведь после успешного осуществления операции "Гора Мориах" в Багдаде не исключали, что "предатель" мог находиться и среди иракских ядерщиков. Поэтому каждый шаг иракского специалиста отслеживали уже два агента — собственно иракский и израильский.

В этом смысле показателен случай с Яхьей эль-Мешадом — докторантом одного из московских вузов, лауреатом премии египетской Комиссии по атомной энергии, крупнейшим арабским физиком-ядерщиком, связавшим свою судьбу с иракским ядерным проектом. 13 июня 1980 года он был найден мертвым в своем номере в одном из парижских отелей. По одной из версий, его убил агент Моссада, по другой — с ученым расправилась иракская контрразведка. Эль-Мешад был нужен израильтянам живым. Они свели его (на почве неудачной женитьбы) с платным агентом — "длинноногой блондинкой" Марией Клод Магаль, что явно не вписывалось в иракские каноны. Через 11 дней и сама блондинка была сбита насмерть "случайной" машиной.

Вплоть до осени 1980 года продолжалась подобная "вакханалия" в Европе. Убийства, взрывы в офисах проиракских компаний преследовали единственную цель — предостеречь Запад от ядерного сотрудничества с Ираком. Многие фирмы отказались иметь дело с Саддамом Хусейном. Но не французские.


Новый реактор
К сентябрю 1980 года новый реактор был построен и без особых проблем доставлен в Ирак. Он был установлен рядом с уже действовавшим советским реактором в заново отстроенном (фактически подземном) ядерном центре имени Июльской революции ("Сабааташр таммуз"). Наладкой аппаратуры занялась небольшая группа (от 13 до 20 человек) французских специалистов.


Русские на торговой улочке Багдада
Фото автора.
Лишь после этого иракские сухопутные войска пересекли иранскую границу — началась 8-летняя ирано-иракская война. В течение первых 8 месяцев иранцы предприняли более 10 попыток разбомбить "Озирак". Но лишь однажды им удалось частично повредить внешнюю систему охлаждения реактора, в остальных случаях "фантомы" либо уничтожались средствами ПВО Ирака, либо, встретив плотный зенитно-ракетный огонь, возвращались на свои базы, освободившись от боекомплекта по принципу "куда попало".

Саддам Хусейн торопил. Первоначально запуск реактора планировался на июль 1981 года. Французы попросили перенести его на сентябрь — к этому времени будут отлажены все агрегаты, загружено топливо и цепная реакция выйдет на расчетные (максимальные) параметры. Саддам согласился и взял все работы под свой контроль. Он на сто процентов был уверен, что наличие плутония сделает режим Хомейни более податливым, склонным пойти на прекращение огня на условиях Багдада. Кроме того, перспектива ядерной бомбы коренным образом изменит ситуацию на Ближнем и Среднем Востоке. Ирак сравнится по силе с Израилем, а арабо-мусульманский мир будет плясать под его дудочку.

Между тем в израильском кабинете сформировалось устойчивое мнение — если Ирак создаст ядерное оружие, то оно незамедлительно будет пущено в ход не против Ирана, а против еврейского государства. Острые дискуссии вызывало обсуждение контрмер Тель-Авива. Военная разведка, Моссад, министерство обороны, оперативное управление генерального штаба были категорически против бомбардировки реактора. Их аргументы сводились к тому, что это приведет к нежелательным последствиям: Израиль потеряет многих друзей, Египет разорвет мирный договор, Иран и Ирак прекратят войну и объединятся против Израиля, не поймет и МАГАТЭ, представители которого наконец-то были допущены на "объект" и ничего подозрительного не обнаружили. А как быть с уже работающим под одной крышей советским реактором, ведь "по ошибке" бомба может упасть и в "русский" отсек. Сама же бомбардировка на расстоянии 800 км — довольно опасное мероприятие, если иметь в виду, что в Ирак поступили новейшие советские ЗРК для малых и средних высот ("Стрела-2" и "Квадрат"),

за "штурвалами" которых наверняка находятся советские специалисты.

Оппоненты предлагали воздействовать на Ирак дипломатическими методами. В худшем случае — уничтожить реактор при помощи диверсантов или разведывательной агентурной сети в самом Ираке. Это, по их словам, будет более "цивилизованно" и по крайней мере на первых порах у мирового общественного мнения будет ассоциироваться с иранскими секретными агентами, о "происках" которых много говорится в Багдаде.


"Вавилон"
Премьер-министр М.Бегин считал последний вариант наиболее предпочтительным (если уж десяток "туристов" смогли уничтожить "иракские" реакторы во Франции, то в Багдаде это будет сделать намного проще). Премьер все еще находится в эйфории от операции "Гора Мориах".

В середине октября 1980 года в Иерусалиме М.Бегин созвал совещание высших должностных лиц силовых ведомств. На повестке дня стоял один вопрос — что делать с иракским реактором? Дипломатия бессильна, отметил премьер, мир проявляет пассивность — и Саддама уже не остановить. Через 9-10 месяцев у него появится плутоний, ведутся работы по модернизации ракет средней дальности, есть самолеты, способные сбросить ядерную бомбу. "Как нам уничтожить реактор?" — обратился он к начальнику генштаба Рафаэлю Эйтану, стороннику "физического" уничтожения реактора (это меньшее зло в сравнении с опасностью подвергнуться ядерному удару, да и станет хорошим предупреждением арабскому миру!). Эйтан предложил три варианта:

1. Направить в Ирак спецгруппу на транспортах с закамуфлированными вертолетами, которые с оптимального расстояния доставят группу взрывников непосредственно к "объекту".

2. Поручить операцию Моссаду, "люди" которого должны на попутном транспорте добраться до ядерного центра и уничтожить его.

3. Провести глубокую рейдовую операцию силами ВВС и с воздуха разбомбить "французский" реактор, оставив в сохранности "советский".

Разразившиеся дебаты не давали премьеру возможности принять окончательное решение. Инициативу взял в свои руки начальник генштаба. Первый вариант неприемлем, отметил он, так как группа будет обнаружена, прежде чем вертолеты поднимутся в воздух. Осуществление второго довольно проблематично: даже если диверсанты достигнут ядерного центра, они не смогут преодолеть систему внутренней охраны (несколько рядов колючей проволоки под током, видеокамеры, специальные бункеры через каждые 50 м и т.д.). Остается последний, третий вариант, но с оговоркой: самолеты полетят через Иорданию и Саудовскую Аравию, но не кратчайшим путем — через Сирию. В последнем случае, по словам Эйтана, самолеты будут обнаружены и уничтожены только что развернутыми в Сирии двумя зенитными ракетными полками "САМ-6" ("Квадрат") с советским персоналом.



4. (Рафаэль Эйтан не понаслышке знал преимущества советского оружия. Он "познакомился" с ним в ходе арабо-израильских войн. "Советское оружие отличное, — любил повторять он, — но попало не в те руки". Именно по приказу Эйтана в Израиле были сформированы две танковые дивизии, оснащенные исключительно трофейной советской бронетехникой.)

В принципе участники совещания (а затем и члены правительства) согласились с аргументами начальника генштаба. Но прерогатива окончательного решения оставалась за премьером. Буквально через несколько часов, оставшись наедине с Эйтаном, он принял решение — разбомбить реактор. Операцию под кодовым названием "Вавилон" было поручено разработать небольшой группе специалистов из оперативного управления ВВС. Возглавили работу группы начальник управления полковник Селла и лучший стратег ВВС Израиля 32-летний полковник Зви. Фактически только эти два офицера плюс премьер и начальник генштаба знали о конечной цели операции. Для остальных было наложено абсолютное табу.

7 июня 1981 года французский реактор был полностью разрушен израильской авиацией.

А потом была война в Персидском заливе. В ходе операции "Буря в пустыне" уже американская авиация отутюжила практически все объекты в Ираке, где могло (и не могло) производиться оружие массового поражения.

Начали работать международные инспекторы. Найти ядерное топливо пока не удалось.


Почему Саддам Хусейн стремился создать ядерное оружие?
Подталкивал ли его на это Израиль?
Как Тель-Авив уничтожил атомную бомбу Ирака?
Как советское руководство отреагировало на это?

Ответы на эти и другие вопросы читайте в одном из ближайших номеров "Времени МН".


Автор — кандидат исторических наук, полковник запаса, с 1980 по 1983 гг. находился в служебной командировке в Ираке

http://www.vremyamn.ru/cgi-bin/2000/1081/4/1.htm
 

Цефа

Администратор
Команда форума
Зато Ширака стали называть Ш-Ирак, это точно и заслуженно :)
С Ираном контакты в принципе могли быть, но никакой информации по этому нет так что это остается слухами.
САВАК (а не САВАМ) - спецслужба Шаха.
Впрочем большая часть её сотрудников плавно перешли под новую крышу аятолл.
 
Сверху Снизу