Операция Опера - атака реактора, 1981 г.

Олег Грановский

Модератор
Команда форума
#1
Описание (на иврите):

http://www.iaf.org.il/iaf/doa_iis.dll/Serve/item/Hebrew/1.1.4.6.9.18.html

А вот статья в "Красной Звезде":

СРАЖАЮЩИЙСЯ «ВАВИЛОН»

Андрей ПОЧТАРЕВ.

http://www.redstar.ru/2003/05/24_05/6_01.html

(...)

Вавилон» по-израильски

К сентябрю 1980 г., к началу ирано-иракской войны, в Багдаде при техническом содействии французских специалистов (до 20 чел.) был построен пятисотмегаваттный ядерный реактор. Он был установлен рядом с уже действовавшим, но менее мощным двухваттным исследовательским советским реактором, в заново отстроенном подземном ядерном центре имени Июльской революции («Сабааташр таммуз»). Фактически каждый из реакторов обладал почти абсолютной степенью автономности, защиты и безопасности, поскольку их разделяла массивная железобетонная перегородка. Первоначально запуск нового реактора, именовавшегося «Озирак», планировался на июль 1981 года. По оценкам отечественных и западных спецслужб, французский реактор позволил бы Ираку производить до 10 кг оружейного плутония в год и к 1985 г. создать 5 атомных бомб, что обеспечило бы ему статус второй (после Израиля) ядерной державы на Ближнем Востоке. Данное обстоятельство серьезно обеспокоило Тель-Авив - «давнего и заклятого врага» Багдада.

В.Я.: – Поскольку шла ирано-иракская война, то С. Хусейн, обладая ядерным оружием, мог бы не только диктовать свои условия «сионистскому образованию» в лице Израиля, но и защищать «восточные границы арабской родины» от «агрессии» Хомейни, навязывать соседнему Ирану свою позицию по спорным территориям. Это также отчетливо осознавали и в Тегеране. Вот почему в течение первых 8 месяцев войны иранцы предприняли 10 попыток разбомбить «Озирак». Но лишь однажды их «Фантомы» частично повредили внешнюю систему его охлаждения, в остальных случаях истребители-бомбардировщики уничтожались плотным зенитно-ракетным огнем иракской ПВО.

На середину 1981 г. в Ираке имелось 14 бригад ПВО, 1 зенитная ракетная группа и 2 отдельных зенитных ракетных дивизиона. На их вооружении находились 20 ЗРК С-75М, 37 – С-125, 35 «Квадратов» и 4 «Осы». Авиация в своем распоряжении имела более 100 самолетов-перехватчиков в основном советского производства.

Тем не менее время «Ч» пробило для «Озирака» 7 июня 1981 года. В тот злопамятный день я находился в одном из дивизионов «Квадрат» в каких-то 300 м от ядерного центра. Нашу группу советских военных специалистов по ЗРК из Ленинградского военного округа в количестве 10 человек перебросили по тревоге в Багдад еще в апреле с ирако-иранской границы (г. Ханакин). Нам была поставлена задача прикрыть «объект» – ядерный центр или, как его еще называли, «бункер в пустыне Тхувайтха» от воздушных налетов противника на малых и средних высотах. Основное внимание при этом уделялось прикрытию восточного, иранского направления.

Где-то около 18.00 7 июня на мониторе нашей СРЦ (станции разведки и целеуказания) появилась крупная отметка, но.., следовавшая с запада. На запрос «свой – чужой» цель не отвечала. Через пару минут экран радара стал «белым». Помехи? Активные? Но ведь иранцы доселе никогда не баловались подобными «игрушками»?! Один наш убеленный сединой майор-ленинградец, занимавшийся настройкой индикатора кругового обзора, попросил иракского оператора–наводчика сорвать пломбу и перейти на запасную частоту. Тот обратился за разрешением к своему капитану. Действуя в соответствии с инструкциями, которые он крепко усвоил со времен недавней учебы в Одесском военном училище, офицер бросился к городскому телефону, чтобы получить на это санкцию у оперативного дежурного по штабу ВВС и ПВО Ирака. Пока продолжалась эта чехарда, на моих глазах из-за пальм, буквально касаясь их верхушек, появился тот самый «неопознанный объект» – шестерка Ф-15, с громадной скоростью пронесшаяся в сторону близрасположенного ядерного центра. По площади центр занимал территорию примерно со стадион с обвалованием высотой около 10 м и двухметровым бетонным забором. Вслед за этим последовал первый глухой взрыв, от которого вздрогнула вся округа. Затем в течение минуты взрывы повторялись. Самолеты же, сделав крутой вираж с удалением до 6 км, поочередно уходили в обратном направлении. Получив «добро» на запасную частоту, наша СРЦ засекла более 10 целей противника. Тут же местные ракетчики выпустили вдогон несколько ракет, но тщетно. Истребители были уже недосягаемы. Стреляли и соседние дивизионы ЗРК С-75 и С-125. И также безрезультатно. Поднятые на перехват иракские истребители попросту не догнали агрессоров. Минут через десять установилась мертвая тишина.

Только намного позже нам стало известно, что этот налет осуществили израильтяне. Хотя радиостанция Би-би-си передала об этом в тот же вечер. Информацию о бомбежке получили и в КГБ, а в 21.00 того же дня и в МИДе СССР через посла в Багдаде Анатолия Барковского, которого проинформировал министр иностранных дел Ирака Тарик Азиз. Более полными сведениями мы стали располагать только сегодня.

Уничтожение французского реактора израильтяне спланировали еще в октябре 1980 г., за 8 месяцев до осуществленной операции, получившей кодовое наименование «Вавилон». План начальника генштаба вооруженных сил Израиля Рафаэля Эйтана утвердил лично премьер-министр Менахем Бегин. Он же и первым сообщил принародно в конце июня в ходе своей предвыборной кампании о своей роли «в недавнем уничтожении иракской бомбы».

Для выполнения боевой задачи были созданы две группы истребителей: ударная – из 6 Ф-15, несущих по одной девятисоткилограммовой бомбе, и прикрытия - из 8 Ф-16. Старт - с авиабазы Эйцион, пересечение юга Иордании и северо-восточной части Саудовской Аравии, откуда до Багдада 2,5 часа лета. В целях маскировки самолеты летели в режиме полного радиомолчания, с подвесными топливными баками, на предельно малых высотах (от 40 до 100 м), в плотном строю, чтобы в случае обнаружения казаться на экранах радаров, подобно большому гражданскому лайнеру, одной крупной «точкой». При подходе к иракской столице группа прикрытия и постановки помех уходила вверх с набором высоты до 5 км, а ударные F-15 выполняли бомбардировку реактора с высоты 20 м с интервалом в 15 секунд. При этом бомбы были снабжены тормозными парашютами. Для более точного привода и бомбометания израильская разведка Моссад завербовала нескольких французов, работавших на реакторе, которые по их заданию установили на нем радиомаяки. Характерно, но израильтяне проделали все крайне осторожно, чтобы не повредить соседний советский реактор и избежать ненужных для них осложнений с Советским Союзом. Операция выполнялась в воскресенье, когда все французские специалисты отдыхали.

В целях секретности первоначально командовать ею был назначен сын начальника генштаба полковник Йорам Эйтан. Но 4 мая 1981 г. во время тренировочного полета над пустыней Негев, где была построена точная копия иракского реактора, тот погиб. Новым ведущим пилотом был определен полковник Шамир, сын будущего премьер-министра Израиля. В числе пилотов был и будущий первый астронавт Израиля Илан Рамон (погиб на челноке «Колумбия» 1 февраля с.г. - Авт.).

Как вспоминал тогдашний директор Института востоковедения АН СССР Евгений Примаков, который вскоре после «Вавилона» гостил у иорданского монарха Хусейна бен Талала (уже покойного), тот поведал ему, что в то злополучное воскресенье он как раз находился на вилле в Акаби, что в сотне метров от границы с Израилем. И лично видел над собой израильские самолеты, с нарастающим гулом пронесшиеся в сторону Саудовской Аравии. После непродолжительной заминки король связался с иракским президентом. «Израильские самолеты только что отбомбились», – с горечью констатировал Саддам Хусейн.

Действительно, один за одним израильские F-15 сбросили точно в активную зону реактора 6 бомб, 2 из которых не взорвались. Но и этого было достаточно, чтобы «Озирак» перестал существовать.

Через 10 дней в Москву «за оружием» прилетел Таха Ясин Рамадан, правая рука Саддама Хусейна. Переговоры вели председатель Совета Министров СССР Николай Тихонов, министр обороны Дмитрий Устинов и начальник Генштаба Николай Огарков. После долгих дискуссий Политбюро одобрило снятие эмбарго на поставку в Ирак советского вооружения и военной техники и завизировало соглашение на экспорт ВВТ на сумму в 350 млн. рублей, включая танки и бронемашины, истребители МиГ-23, МиГ-25, ЗРК Р-300 «Скад-Б» и т.д.

В Ирак выехала новая многочисленная группа советских военных специалистов.

(...)
 

Олег Грановский

Модератор
Команда форума
#2
Бомбили реактор конечно же 8 F-16 под прекрытием 6 F-15, а не наоборот.

Но вот такой вопрос:

В целях секретности первоначально командовать ею был назначен сын начальника генштаба полковник Йорам Эйтан. Но 4 мая 1981 г. во время тренировочного полета над пустыней Негев, где была построена точная копия иракского реактора, тот погиб.
Намёк на то, что сыну НГШ доверяют больше других - глупость конечно.

Я проверил вот здесь:

http://www.iaf.org.il/iaf/doa_iis.dll/yz_context.search_scrn

Действительно, 04.05.81 погиб Йорам Эйтан. Только был он не полковник, а майор (а может даже был капитаном, а после смерти произведён в майоры).

Был ли этот Йорам сыном Рафаэля Эйтана?

Известно что-либо об обстоятельствах его смерти?
 
#4
В связи с операцией Опера возникает интересный вопрос: пилоты на F-16 стали обучаться с лета 1980 в США. Получается, что большую часть времени обучения они проводили в тренировках по макету Озирака (Если взять пример японских летчиков палубной авиации- в 1941 г. к Перл-Харбору они готовились около года). То есть, переучивание на новый тип самолета было фактически подменено подготовкой ко операции. Насколько возможно подготовиться за такой срок к такой операции?
 
#5
... пересечение юга Иордании и северо-восточной части Саудовской Аравии, откуда до Багдада 2,5 часа лета.
... у иорданского монарха Хусейна бен Талала (уже покойного), тот поведал ему, что в то злополучное воскресенье он как раз находился на вилле в Акаби, что в сотне метров от границы с Израилем. И лично видел над собой израильские самолеты, с нарастающим гулом пронесшиеся в сторону Саудовской Аравии. После непродолжительной заминки король связался с иракским президентом. «Израильские самолеты только что отбомбились», – с горечью констатировал Саддам Хусейн.
Маааленькая неувязочка - насколько же непродолжительной была эта заминка? 2.5 часа?
 

Олег Грановский

Модератор
Команда форума
#7
Был ли этот Йорам сыном Рафаэля Эйтана?
Я проверил в биографии Рафуля - там сказано, что да, это его сын, погиб в аварии в ходе учений. Но сказано также, что он служил на авиабазе Эцион - той самой базе, откуда впоследствии вылетали самолёты на бомбардировку.

Но: вроде бы F-16 постоянно там не базировались.

Вот подробность о налёте: у меня есть книга Раанан Вайс, Йоав Эфрати, "F-16A/B Netz" ("Нец" - ивритское название F-16A/B). Там сказано (стр. 4), что реактор бомбили 8 F-16A - 4 из эскадрильи "Первая реактивная эскадрилья" (бортовые номера 107, 113, 118, 129) и 4 из эскадрильи "Рыцари севера" (бортовые номера 239, 240, 243 и 249). По сайту Scramble речь идёт о 117-й и 110-й эскадрильях соответственно.

Что касается F-15, в тот период в Израиле была одна эскадрилья F-15 - то тому же сайту это 133-я эскадрилья ("Twin Tail Squadron ").

Кстати, по вышеуказанному источнику (стр. 3) первые 75 F-16A/B поступили на вооружение 3 эскадрилий:

1) "Первая реактивная эскадрилья" (т.е. 117-я) - сменив в ней "Мираж-3"

2) "Рыцари севера" (т.е. 110-я) - сменив в ней А-4 "Скайхок"

3) "Негев" (по Scramble - 253-я) - сменив в ней "Нешер".
 
#9
Был ли этот Йорам сыном Рафаэля Эйтана?
Я проверил в биографии Рафуля - там сказано, что да, это его сын, погиб в аварии в ходе учений. Но сказано также, что он служил на авиабазе Эцион - той самой базе, откуда впоследствии вылетали самолёты на бомбардировку.
Да это сын Рафуля. Вот краткая биография Ёрама Эйтана:
http://www.izkor.gov.il/izkor86.asp?t=98502
Сын Рафаэля и Мирьям (первую жену Рафуля звали Мирьям) , похоронен в Тель Адашим. А летал он на Кфирах , так что вряд ли имел какое то отношение к подготовке атаки на реактор.
 
#10
Андрей ПОЧТАРЕВ.

http://www.redstar.ru/2003/05/24_05/6_01.html

(...)

Вавилон» по-израильски

...
Что-то мне это описание атаки на реактор очень напоминает какую-то другую статью. Только там были не F-15 а вообще Фантомы :) Такое впечатление, что параграф выдернули из той статьи, и параллельно немного изменили, заменив вопиюще ошибочные Фантомы на не менее ошибочные F-15. :)

В той статье были так же пассажы про то как рубили рощи когда устанавливали зенитные комплексы, а так же описание какого-то совещания в верхах от первого лица. :) Короче - худлитература чистой воды.

Я пробовал искать тему в которой это было, но не нашел (похоже это была ссылка наружу).
 
#11
Видимо, речь идет о налете иранских Фантомов на Озирак 30 сентября 1980 г.. Так, во время налете на ТЭЦ Багдада большой группы иранских Фантомов, два из них отделились. АЭС были нанесены минимальные повреждения. Кстати, после этого налета, из реактора было выгружено топливо (что и позволило Израилю нанести удар-ведь в случае повреждения активной зоны мало бы не показалось).
К слову, в статье Сражающийся Вавилон приводится рассказ военспеца о налете на Багдад 22 сентября 1980 г. 150 самолетов (все Фантомы!)!, из которых сбито было 67! Попахивает научной фантастикой. Если не ошибаюсь к 1980 г. у Ирана было в районе 90 F-4
 

Олег Грановский

Модератор
Команда форума
#12
Да это сын Рафуля. Вот краткая биография Ёрама Эйтана:
http://www.izkor.gov.il/izkor86.asp?t=98502
Сын Рафаэля и Мирьям (первую жену Рафуля звали Мирьям) , похоронен в Тель Адашим. А летал он на Кфирах , так что вряд ли имел какое то отношение к подготовке атаки на реактор.
Я тоже нашёл эту информацию - в книге Рафаэля Эйтана "4-й парашют раскрылся". Там сказано (стр. 276-279), что Йорам закончил в 1975г лётный курс номер 75. Потом был инструктором в лётной школе и 2 раза покидал самолёт - вначале вместе с курсантом "Фугу Магистер" (причина аварии не указана), потом "Скайхок" (птица попала в двигатель). Потом он летал на "Кфирах" и погиб в ходе отработки воздушного боя против F-15. Его самолёт потерял управление, Йорам катапультировался, но его парашют не раскрылся.
 

Олег Грановский

Модератор
Команда форума
#13
К слову, в статье Сражающийся Вавилон приводится рассказ военспеца о налете на Багдад 22 сентября 1980 г. 150 самолетов (все Фантомы!)!, из которых сбито было 67! Попахивает научной фантастикой. Если не ошибаюсь к 1980 г. у Ирана было в районе 90 F-4
Вот статья:

http://www.airwar.ru/enc/fighter/f4_d.html

Модели F-4C и F-4D Phantom II установили ряд выдающихся рекордов. ...

32 "Фантома" были в 1969 году проданы в Иран, а 18 самолетов в 1972 году приобрела Южная Корея.

В конце 1960-х годов Иран в рамках программы модернизации своих ВВС закупил 32 самолета F-4D из состоявших ранее на вооружении ВВС США. Впоследствии США продали Ирану еще 200 самолетов F-4E. После исламской революции Иран лишился поддержки США, в результате иранские ВВС столкнулись с большими трудностями в обслуживании этих самолетов. Многие из F-4D были сбиты во время Ирано-иракской войны; к середине 1980-х годов на вооружении иранских ВВС оставалась едва ли пятая часть от общего количества закупленных машин. Вдобавок иранские "Фантомы" оказались рассредоточены по 13-м эскадрильям. Вряд ли эти самолеты сохранили свою боеспособность до сего дня, однако они по-прежнему числятся в резерве иранских ВВС.
Т.е. номинально в 1980г у Ирана было свыше 200 "Фантомов". Но вот сколько он мог поднять в воздух одновременно - это уже другой вопрос. Сомневаюсь, что больше пары десятков.
 
#14
The Imperial Iranian
Air Force was the largest overseas operators of the F-4 Phantom before the Revolution. The Imperial Iranian Air Force placed a order for 16 F-4Ds in 1967. A second batch of 16 more F-4Ds was ordered later. The first batch of F-4Ds arrived in Iran on September 8, 1968, with a total of 32 F-4Ds being ultimately delivered to the Imperial Iranian Air Force. Iranian F-4Ds were used in several unsuccessful attempts to intercept Soviet MiG-25 that were spying on Iran. The first combat use by Iran of the F-4D was in 1975 when Iran provided military assistance to the Sultan of Oman in actions against rebels. One of these F-4Ds was lost to ground fire.
The government of Iran ordered 208 F-4Es and a total of 32 RF-4E from McDonnell during the early and mid-1970s. The first examples were delivered in March of 1971. A total of 177 F-4Es (plus eight F-4Es borrowed from the USA and subsequently returned) and 16 RF-4E were delivered to the Imperial Iranian Air Force between the years 1971 and 1979. However, in 1979, Revolution took over the government, and on February 28, 1979, the US government placed an embargo on further arms deliveries to Iran. The remaining 31 F-4Es and 16 RF-4E on the contract were never delivered.
At this time, Iran had almost 223 operational Phantoms. Contrary to Western reports, F-4 squadrons managed to maintain their combat effectiveness despite widespread political upheavals and personnel purges. Technical malfunctions, often appearing during flight preparation, would reduce the flight packages, but missions were seldom aborted for this reason.
The outbreak of the Iraq-Iran War on the afternoon of September 22, 1980, resulted in the newly re-organized Islamic Republic of Iran Air Force (IRIAF) having to rely heavily on its F-4 Phantom units. This legendary veteran fighter-bomber was definitely the star of the Iranian Air Force during the eight-year war with Iraq, performing virtually every combat role, from pure fighter to deep-penetration interdictor. Phantoms were to play a key role in most of the missions far into Iraqi territory, in many cases returning to base after sustaining heavy combat damage.
The F-4's baptism of fire during the war with Iraq was an unexpected one. The conflict began with an Iraqi air attack on six Iranian air bases and four Iranian army barracks, followed by a land offensive deep into the country at four points along a 435-mile (700km) front. This first Iraqi air attack failed due to rigid and inflexible mission planning, lack of sufficient target intelligence and the use of unsuitable General Purpose (GP) bombs. One F-4E was destroyed by having its nose section cut off in a strafing run on the ramp at the Mehrabad airport, and another F-4 base, Hamedan, also suffered some damage.
The first Iranian air attack into Iraq saw the successful bombing of Al-Shoibiya naval base, near the port city of Um-Al Qassr, by four F-4s from Bushehr AB, using 1,000lb (450kg) bombs. Among the targets were several anti-shipping missile batteries. This Iranian retaliation was so swift that Iraqi air defense positions had been caught by surprise right across the flight route. The next day, up to 140 Iranian fighter-bombers, including significant numbers of F-4s from Bushehr, Tehran and Hamedan, attacked a number of Iraqi air bases and military installations with almost total impunity.
These first days of the war saw other air strikes against such targets as the military installations of the Um-Al-Quasar. On one such mission a two-ship formation of F-4Es, each armed with six 750lb (340kg) GP bombs, attacked Iraqi port installations and anchored missile boats. Some 20 minutes later, an RF-4E took reconnaissance photos of the aftermath, which showed that heavy damage had been inflicted on ships and harbor installations.
The general tactic for during such missions was to approach the target from different directions and then execute a pop-up and dive attack. On the return flight, one of the Phantoms was hit by a SAM missile on the right wing, damaging some of its systems and control surfaces; despite this, the aircraft was still flyable. However, the fuel indicators did not work and the right wing caught fire. The runways of the nearest base were still damaged from the first day's bombing, so the crippled Phantom had to land on the unaffected part at a higher than normal speed. The tires burst and the aircraft ran off the end of the runway, after the crew had already ejected. Later, the aircraft's wing was replaced, the first time such work had been undertaken in Iran, and it was returned to combat service.
The first months of the war saw the Iranian Air Force making concentrated efforts to halt the Iraqi ground advance, often directly engaging tank and vehicle columns, sometimes at altitudes as low as 10-13f. (3-4m). Iraqi MiG-21 and MiG-23 fighters were used as top cover to protect their military columns heading toward Iran, and as a result there were many air-to-air encounters - with mixed results.

Attack on Habbaniyeh Airfield

A month after the Iraqi invasion, two F-4D Phantoms were sent to attack the important air base of Habbaniyeh, 70 miles (112km) west of Baghdad. The flight was equipped with ECM pods and supported by F-14 Tomcats at the border, with an RF-4E on stand-by. Aerial refueling was carried out at 13,000ft (3,960m) and the Phantoms then crossed the border to their target. One aircraft was shot down by a SAM over Baghdad and its crew taken prisoner. The second Phantom was able to evade an SA-6 missile by making an 11g turn, the missile passing across the aircraft's tail and wing. The crew realized that it was impossible to continue the attack and resorted to a pre-determined secondary target, the Al-Bakr oil refinery.
On the return leg, two Iraqi MiG-23s intercepted the F-4 and fired air-to-air missiles; the Phantom, flying at very low altitude, jettisoned its drop tanks and made evasive maneuvers. The MiGs finally broke off the pursuit, by this time the Phantom was very low on fuel and the crew declared an emergency, preparing to eject. Having no other alternative, the supporting stand-by Boeing 707 tanker crossed the border into Iraq to provide much-needed fuel for the starving F-4, which by that time had only 700lb. left.
During the early months of the war, the number of Iranian aircraft being shot down by Iraqi air defenses was relatively low, mainly because the operators were so inexperienced. However, this rate increased as the conflict progressed and newer systems were introduced. The flat topography of Southern Iraq meant that intruding Iranian aircraft were detected soon after entering the country. Deployment of newly-purchased low-altitude Cortile and Roland SAMs in and around Nasseriyeh AB and other military significant sites, including the strategic city of Baghubeh near Baghdad, during 1986-87, increased the capabilities of the Iraqi defenses.
The most impenetrable air defense network in Iraq was undeniably to be found protecting Baghdad. The city was surrounded by overlapping belts of SA-2/-3/-6/-8, Roland and Cortile SAMs, radar-guided AAA and MiG-21/-23 and -25 air defense fighter interceptors.
On March 19, 1982, a high-altitude strike formation of Phantoms was bounced and engaged by an Iraqi MiG-25 Foxbat from a distance of 60 miles (97km), and was also simultaneously illuminated by air defense radars. A number of SA-2 'telegraph poles' were seen passing through the formation, but all exploded at higher altitude, having been decoyed by the Phantom ECM pods. However, one F-4 was hit by an AAM fired from the Foxbat, shattering its canopy, causing the right engine to shut down, and badly damaging the fuselage. Nevertheless, the pilot managed to land his aircraft safely.
The Iraqis also practiced a tactic of setting up ambushes inside Iran at the border areas and pulling Iranian aircraft into the Iraqi airspace. Then Iraqi Mirage F1 or MiG-25 fighters equipped with long-range missiles would intercept them. Some Iranian F-4s were shot down using this tactic, particularly over the northern Persian Gulf. Iranian Phantoms and F-14A Tomcats also used to take advantage of such co-operative tactics; F-4s acting as the prey and F-14s as the hunters. This is contrary to previous reports in Western publications, where it had been suggested that Tomcats acted as prey for hunter Phantoms.
As for another important mission late in the war, during Operation Valfajr-10, Iranian F-4 Phantoms attacked and bombed Baghdad's Tamuz nuclear reactors for a second time.

Weapons

Iranian Air Force used various weapons options in conjunction with its F-4 Phantom operations. They included general purpose bombs; such as 500lb. Snakeye (x12) to 750lb. (x6) and 1,000lb. (x6) GP or retard versions. AIM-7E Sparrow and AIM-9P/J Sidewinder missiles were also carried regularly for air defense and fighter escort missions. Other weapons included the AGM-65A Maverick used in conjunction with TISEO electro-optical sensor, BL 755 cluster bomb customized for low-altitude delivery, Napalm tanks and LAU-61 rocket launchers. Iranian F-4Ds also used the SUU-23 gun pods to good effect.
Two Iranian F-4D Phantoms were tasked with striking a logistically important bridge near Basreh on September 29, 1981, employing LGBs. They used a buddy-lasing tactic, one acting as target designator at about 13,000ft equipped with AVQ-9 Pave Light laser designator. The target was hit, but a short time later an SA-6 missile homed in on the designating aircraft. Both crew ejected as the aircraft was destroyed.


Escaping US Missiles

According to Iranian records, in early spring 1988 - it actually happened during the so called "Battle of the Frigates" on 18 April, 1988, an Iranian F-4E Phantom from 9th Tactical Fighter Base, Bandar-Abbas, armed with air-to-air missiles, was tasked with escorting a number of other Iranian Phantoms undertaking an unspecified strike mission within the Persian Gulf. That day, US forces in the area were also active and their warships warned off the low-flying Iranian strike package several times.
The escort Phantom was scanning the area for any hostile activity, as the other F-4s attacked their targets one after the other and then left the area. Shortly after the last attacking aircraft returned, the escort fighter's RWR/RHAW indicated a missile lock. Moments later, a reportedly Standard Missile SM- 2ER radar guided surface-to-air missile, said to be launched from USS Wainwright, operating in the area near the Straight of Hormuz was seen coming towards the Phantom.
To break the radar lock, the Phantom jinked hard with maximum power, pulling a +12g turn. The missile exploded nearby, spraying the airframe with shrapnel, severing hydraulic lines and damaging the left engine.
The aircraft headed towards the nearest auxiliary airstrip, but on the way it again came under attack from behind. The Phantom tried hard to break the radar lock by flying low and taking evasive action. Moment later, near the airstrip, another missile passed the right side of the F-4, hitting the water and exploding. The aircraft managed to evade this and landed on the runway. Since the airstrip lacked a barrier facility, the pilot decided to get airborne again - despite the threat from the unseen missile shooter - and headed towards the main base.
Despite partial hydraulic failure, engine problems and severe damage to the wing and fuselage, the Phantom remained controllable and finally landed in Bandar Abbas. This particular aircraft was rebuilt and returned to service after 6,000 man-hours and two and half months of work.
Phantom had been undeniably the backbone of the Iranian Air Force during the country's eight year war with Iraq. A role that it still is fulfilling to the best of Iranian Air Force technical ability.

Main F-4 Operating Bases

1st Fighter Base, Mehrabad, Tehran. Generating fighter and escort missions inside the border along western and south-western Iraq. It also operated as the main hub for tanker operations and aerial reconnaissance missions into Iraq and over battle fronts.
3rd Fighter Base, Hamedan (Shahrokhi, later Nojeh). Home to 31st and 32nd Fighter Wings. This base was in charge of aerial support of the western front Flying time from this base to Baghdad was 30 minutes. Due to its high sortie generation rate, Nojeh came under constant enemy bombing.
4th Fighter Base, Dezful (Vahdati) (mostly F-5). Because of its proximity to the Iraqi border, this base was constantly under artillery attacks and bombing.
6th Fighter Base, Bushehr. This base was mainly tasked with attacks on shipping in the northern and central parts of the Persian Gulf, escort and support of Iranian naval operations, and strike missions against Iraqi ports and naval vessels.
9th Fighter Base, Bandar Abbas. Mainly in charge of attacking shipping in the Persian Gulf, aircraft from this base monitored foreign military activities in and around the Strait of Hormuz, and provided escort and support of Iranian naval assets.
10th Fighter Base, Chabahar. This AB was in charge of monitoring the Sea of Oman and the Arabian Sea.


IIAF F- 4 PHANTOM SQUADRONS AS OF LATE 1970's


*1st Tactical Air Base , Tehran (Mehrabad)

Two Squadrons F- 4E
One Squadron RF- 4E Recon

*2nd Tactical Air Base , Tabriz

Three Squadrons F- 4 E

*3rd Tactical Air Base , Hamadan ( Shahrokhi)

Three Squadrons F- 4 E

*6th Tactical Air Base , Bushehr

One Squadron F- 4 E
Two Squadrons F- 4D

*7th Tactical Air Base , Shiraz

One Squadrons F- 4 E

*9th Tactical Air Base , Bandar Abbas

One Squadrons F- 4E

*10th Tactical Air Base , Chabahar

One Squadron F- 4 E

IIAF F-4 Phantom serial Numbers:

67-14869/14876 McDonnell F- 4D-35-MC Phantom

67-14877/14884 McDonnell F- 4D-36-MC Phantom

68-6904/6911 McDonnell F- 4D-37-MC Phantom

68-6912/6919 McDonnell F- 4D-38-MC Phantom

69-7711/7726 McDonnell F- 4E-46-MC Phantom

69-7727/7742 McDonnell F- 4E-47-MC Phantom

71-1094/1101 McDonnell F- 4E-51-MC Phantom

71-1102/1115 McDonnell F- 4E-52-MC Phantom

71-1116/1129 McDonnell F- 4E-53-MC Phantom

71-1130/1142 McDonnell F- 4E-54-MC Phantom

71-1143/1152 McDonnell F- 4E-55-MC Phantom

71-1153/1166 McDonnell F- 4E-56-MC Phantom

72-0266/0269 McDonnell RF- 4E-48-MC Phantom

73-1519/1534 McDonnell F- 4E-57-MC Phantom

73-1535/1549 McDonnell F- 4E-58-MC Phantom

73-1550/1554 McDonnell F- 4E-59-MC Phantom

74-1725/1728 McDonnell RF- 4E-61-MC Phantom

74-1729/1736 McDonnell RF- 4E-62-MC Phantom

75-0222/0257 McDonnell F- 4E-63-MC Phantom Order cancelled in 1979

78-0751/0754 McDonnell RF- 4E Phantom Order cancelled in 1979, planes reduced to components.

78-0788 McDonnell RF- 4E Phantom Order cancelled in 1979, plane reduced to components.

78-0854/0864 McDonnell RF- 4E Phantom Order cancelled in 1979.


Specification for Mc Donnell Douglas F-4 PHANTOM II

Type: multi-role fighter

Performance: combat radius 786 miles; top speed 1585 mph; ceiling 62000 feet

Power plant: two General Electric J79-GE-17A turbojets rated at 11810 lbs thrust each dry; 17900 with afterburner

Armament: one M61 20mm cannon w/ 640 rds, maximum ordnance 16000 lbs, including bombs, missiles, AIM-7Sparrow, AIM-9 Sidewinder ,Maverick and AAMs.


http://iiaf.net/aircraft/jetfighters/F4/f4.html
 
#15
И еще немного об иранских Фантомах:

By the time that the Shah was forced to flee, Iran had 188 operational Phantoms. However, the arms embargo against Iran imposed by the West caused a severe spare parts and maintenance problem. Even the best-equipped units were often poorly trained and could not operate without Western contractor support. The political upheavals caused by the fundamentalist revolution made the situation much worse, with many pilots and maintenance personnel following the Shah into exile. As a result, by 1980 the Islamic Republic Iranian Air Force (IRIAF) was only a shadow of its former self, and when Iraq attacked Iran in September of 1980, only 40 percent of the Iranian Phantom fleet was operational.

И ещё вопрос:

Это статья из НВО 2003, 7 февраля. Статья "Бомба для Саддама". насколько предположение об уровне секретности соответствует действительности, на Ваш взгляд?

"ВАВИЛОН"

В середине октября 1980 г. в Иерусалиме Бегин созвал совещание высших должностных лиц силовых ведомств. На повестке дня стоял один вопрос - что делать с иракским реактором? Через 9-10 месяцев у Багдада появится плутоний, ведутся работы по модернизации ракет средней дальности, есть самолеты, способные сбросить ядерную бомбу. "Как нам уничтожить реактор?" - обратился он к начальнику Генштаба Рафаэлю Эйтану. Тот предложил провести глубокую рейдовую операцию силами ВВС и с воздуха разбомбить "французский" реактор, оставив в сохранности "советский". Эйтан предполагал, что самолеты полетят через Иорданию и Саудовскую Аравию, но не кратчайшим путем - через Сирию. В последнем случае, по словам Эйтана, самолеты будут обнаружены и уничтожены только что развернутыми в Сирии двумя зенитными ракетными полками "САМ-6" ("Квадрат") с советским персоналом.

Участники совещания (а затем и члены правительства) согласились с аргументами начальника Генштаба. Но прерогатива окончательного решения оставалась за премьером. Буквально через несколько часов, оставшись наедине с Эйтаном, он принял решение - разбомбить реактор. Операцию под кодовым названием "Вавилон" было поручено разработать небольшой группе специалистов из оперативного управления ВВС. Возглавили работу группы начальник управления полковник Селла и лучший стратег ВВС Израиля 32-летний полковник Зви. Фактически только эти два офицера плюс премьер и начальник Генштаба знали о конечной цели операции. 7 июня 1981 г. французский реактор был полностью разрушен израильской авиацией.

http://nvo.ng.ru/history/2003-02-07/5_bomb.html
 

Олег Грановский

Модератор
Команда форума
#16
Это статья из НВО 2003, 7 февраля. Статья "Бомба для Саддама". насколько предположение об уровне секретности соответствует действительности, на Ваш взгляд?

Операцию под кодовым названием "Вавилон" было поручено разработать небольшой группе специалистов из оперативного управления ВВС. Возглавили работу группы начальник управления полковник Селла и лучший стратег ВВС Израиля 32-летний полковник Зви. Фактически только эти два офицера плюс премьер и начальник Генштаба знали о конечной цели операции.
Конечно, такая операция требует высочайшего уровня секретности. Многие вопросы можно решить, не объясняя конечной цели, или сообщая ложный сценарий. Постепенно в курс дела вводятся нужные люди. Так что 3 человека - может быть. Хотя скорее всё же немного больше. Например, командир ВВС должен был знать.

"полковник Зви" - не знаю, о ком идёт речь, но скорее всего не "Зви" (нет такого имени), а "Цви".

(отсюда название операции "Вавилон" не могло использоваться, а вот "Опера" - вполне).
 
#17
the F-16 was employed in its first combat operation when the IAF successfully used the Viper, CCIP and MK-84s to take out the Iraqi Osirak nuclear facility near Baghdad.

Источник: http://www.f16viper.org/speech.htm

А что это за системы такие ССIP, плюс бомбы МК-84.
Чем они от 82-х отличаются?
 
#19
А есть ли специальная модификация МК-84 "БЕТАБ-84"? Ведь судя по повреждениям строения над реактором и толщины бетона, простая бомба вряд ли пробила, даже однотоннка.
 

Олег Грановский

Модератор
Команда форума
#20
the F-16 was employed in its first combat operation when the IAF successfully used the Viper, CCIP and MK-84s to take out the Iraqi Osirak nuclear facility near Baghdad.
Неверно. Первое боевое применение было раньше.

Первые 4 F-16 прибыли в Израиль 02.07.80 (кстати, уже в ноябре 1980г первая эскадрилья, получившая F-16, на авиабазе Рамат-Давид, была объявлена боеготовой - это ответ на вопрос о времени переучивания).

http://www.iaf.org.il/iaf/doa_iis.dll/Serve/item/Hebrew/1.1.4.6.10.1.html

http://www.iaf.org.il/iaf/doa_iis.dll/Serve/item/Hebrew/1.1.3.6.5.2.html

26 и 27 апреля 1981г - удары по объектам террористов в Ливане:

http://www.iaf.org.il/iaf/doa_iis.dll/Serve/level/Hebrew/1.1.4.6.9.html

28.04.81 лётчики "Первой реактивной эскадрильи" сбили над Ливаном 2 сирийских Ми-8.

http://www.iaf.org.il/iaf/doa_iis.dll/Serve/item/Hebrew/1.1.4.6.9.13.html