ЖЕНА, МАМА, ВЕДЬМА / Мир на ладони

LOS'

 
ЖЕНА, МАМА, ВЕДЬМА
Мать, спасающая свою семью, детей от надвигающейся смертельной опасности, поступает правильно. Все с этим согласны?

Августовский зной в Хайфе поистине невыносим. Солнце шпарит, ни капли влаги с неба, асфальт улиц бешено раскалился. Ночью и днём душит жара, утро словно злорадно подмигивает полыхающим восходом, а поздний вечер напоминает парилку, в которой вдруг выключили свет. Кондиционеры в помещениях и автобусах ворчат: "Не хочешь изжариться - простудись!". Да ещё осознание того, что впереди такой же сентябрь...
В один из таких августовских вечеров я, подсчитывая, сколько в доме осталось продуктов, стоял на уличном переходе, ведущем к городскому рынку. О Господи, ещё и ждать на жаре этот проклятый светофор, который словно издевательски вылупил свой красный глаз, выслушивать взрёвывание автомобилей, отравляющих раскалённый воздух выхлопами... Вокруг меня понемногу собирались другие люди, также полагавшие, что голод не оправдывается жарой. Три человека подошли... пять... больше десятка... Мой взгляд невольно упал на стройную темноволосую девушку в белых джинсах, белых же кроссовках и светло-серой футболке с надписью "New York". Нет, право, у меня ничего такого в мыслях не было. Помимо невыносимой уличной жары, убивающей всякое естественное влечение к женщине, у меня было полно дел, на днях защита темы диссертации в Технионе, да к тому же лишь месяц назад я развёлся. Разошёлся с НЕЙ без скандала, без алиментов, но, понятно, радости мне этот факт биографии не доставил. Так что пока о девушках думать некогда.
От платонического созерцания стройной девушки меня отвлёк ударивший в нос запах табачного дыма. Что-что, а это я терпеть не могу, тем более этот какой-то... тошнотворный, что ли. На такой жарище - ещё и дымить сигаретой?! Я отодвинулся от курильщика как можно дальше влево, заодно прячась в тени между выступами здания, избегая вечерних, всё ещё таких обжигающих солнечных лучей. Чтоб тебе, светофор проклятый...
Я не сразу понял, что, собственно, произошло.
Громкий и гулкий хлопок... лопнувшей шины?
Прямо перед моим лицом пронёсся клуб пламени, меня окатило на мгновение раскалённой волной, раздался звук многочисленных осколков, бьющих в уличное ограждение и стену здания - словно стрельба дробью... Раздались крики - женские, мужские... детские...
Крики боли и ужаса...
Теракт. Взрыв бомбы террориста. А может, смертника.
Рядом со мной произошёл теракт. Я остался жив, мало того - даже не ранен, не затронут осколками. Я остался жив, потому что отодвинулся от курильщика. Его зловонная сигарета спасла мне жизнь. А что с остальными людьми?
Небольшой пятачок перед переходом был залит лужами крови, в которых беспомощно ползали израненные люди. Но несколько человек лежали неподвижно. Впрочем, один из них и на человека не был уже похож - какие-то кровавые останки, ошмётки тела... террорист, почему-то стало мне ясно сразу. Рядом с ним лежали без движения злополучный курильщик и тучная пожилая женщина, рухнувшая на свою тележку. Как-то без пояснений я понял, что она тоже мертва. Чуть поодаль я увидел ту самую девушку, на которую обратил внимание минуту назад. Она была почти невредима.
Почти.
На её шее слева алела небольшая ранка, через которую струилась кровь. Сонная артерия. Откуда я это знаю, я же не медик? Знаю. Сейчас эта девушка умрёт - у меня на глазах.
Я позволю ей умереть?
А что я могу сделать?
Вдруг я понял, что уже стою на коленях над гибнущей девушкой, зажимая её рану какой-то тряпкой... платком... откуда я его взял? Платок был в крови... да и мои руки тоже... Это её кровь - или другой жертвы?
Визг сирен... Полиция? Врачи? Те и другие?
- Эй, парень, отпусти-ка! Вон врачи!
- Не могу! Она ранена в артерию!
Это я говорю - или кто-то другой, моим голосом?
- Молодой человек, можете отпустить! Вы всё сделали правильно! Она останется жива! Спасибо вам!
Я не без труда заставил себя разжать руки и подняться. Вдруг моё сознание словно восприняло всё случившееся, будто пружина распрямилась. Меня ударила дрожь. Что же это такое, в самом деле... какой-то страшный озноб посреди чудовищной жары...
- Молодой человек! Вам плохо? Эй, кто-нибудь, поддержите его, у него шок!
- Н-не н-над-до! Я в-в п-порядке!
Я с трудом выдохнул слова через барабанную дробь зубов. Вот мерзкое ощущение. Ведь я же чувствую себя хорошо! Только не надо трогать меня, врачи! Раненые люди кругом, занимайтесь ими!
* * *
Я иду по узкому светлому коридору овальной формы... нет, не иду, скорее плыву без единого движения... впереди свет... хорошо... я уже почти на месте... совсем скоро я уже не буду знать, что такое боль, страх, страдание... это будет хорошо...
- Ты должна вернуться! Твой срок не наступил!
- Я не хочу возвращаться. Там мне было плохо. Больно. Страшно. Я не хочу больше знать ни ужаса, ни страдания. Впустите меня.
- Нет. Сейчас ты вернёшься. Так надо.
- Зачем? Я не смогу больше принять боль и ужас смерти. Это слишком страшно. Я боюсь. Боюсь за себя, своих близких, других людей. Я больше не согласна принимать боль. Не хочу. Впустите меня! Пожалуйста!
- Тебе всё же придётся вернуться. Однако страха ты больше не будешь знать. Будет так, что отныне ты станешь смелой и сильной, сможешь защитить себя и своих близких. Над тобой защита Космоса. Теперь ты будешь очень сильной. Невероятно сильной...
Мне придётся вернуться теперь же назад...
Кто этот человек надо мной? Он весь в крови...
Этот человек только что спас мне жизнь.
* * *
- Молодой человек! Подойдите сюда на минутку, пожалуйста!
Я уже в порядке... или почти. Озноб миновал, правда, на рынок я, конечно, не пойду. Тут уж не до еды.
- Молодой человек, тут такое дело... Девушка, которую вы спасли, просит, чтобы вы проехали с ней в больницу. Она боится без вас.
Она уже в состоянии говорить?
Она боится - без меня? Странно. Или - ничего странного?
- Да, хорошо, я поеду с вами.
Я поднялся в машину скорой помощи "Красная звезда Давида" и сел рядом с носилками, на которых лежала девушка. В тот же миг её пальцы охватили моё левое запястье. Я поймал молящий взгляд её глаз, блестящих слезами. Не забирать руку? Хорошо, не буду. Немного неудобно, но можно потерпеть. Куда мы едем, в какую больницу - "Рамбам"? Не так уж далеко. Как же она красива, эта девушка... Лицом напоминает молодую Джину Лоллобриджиду. Только вот - очень испуганную Джину Лоллобриджиду. Как обидно было бы, если бы она погибла.
* * *
- Я могу пройти в палату, навестить Наталью Минц? Её ранило вчера в теракте на Адаре.
- А вы кто ей будете?
Ой. Кто я ей буду? Вроде как никто. Но ведь она сама вчера просила меня прийти сегодня. Вообще-то, она хотела, чтобы я остался рядом с ней на ночь, но тут уже врач вмешался, да и мне стало совсем неудобно. Кроме прочего, к защите темы всё-таки надо готовиться. А теперь как быть? Не ломиться же?
- Николай, заходите! Пациентка вас заждалась!
- Коленька, спасибо, что навестил! Ты не сердишься, что я тебе покою не даю?
Я почувствовал, что краснею. Наташа, похоже, мои благие намерения - не смотреть на прекрасных девушек хотя бы до защиты темы - тают, словно льды на ярком солнце...
* * *
Сегодня годовщина нашего с Наташей знакомства. Будем ли мы его отмечать? Даже не знаю. Так неожиданно и страшно оно началось. А потом... как-то даже романтично получилось. Заглядывая в прошлое, с удивлением думаю: надо же, да я вроде как тогда отважный поступок совершил, девушку спас, прямо благородный рыцарь... и - награда в виде руки прекрасной дамы. А в тот момент об этом даже мыслей не было, действовал, будто сомнамбула. И в голову не приходило, что она может мною заинтересоваться. Никогда раньше успехом у девушек не пользовался... кроме одного раза, о котором и вспоминать-то не хочется. И вот: я - муж Наташи, позапрошлогодней вице-мисс Израиль. И малыш у нас растёт. И диссертация идёт успешно! Надо же, а меня всегда уверяли, что семья мешает научной работе. Оказывается, очень даже помогает. А может, это просто из-за того, что у Наташи такой характер покладистый?
* * *
"Организация Хизбалла получила в своё распоряжение новые ракеты класса "Земля-земля", способные достичь Хайфы. Лидер организации шейх Наср Алла угрожает применить их, если только, по его выражению, сионистский враг осмелится покуситься на неприкосновенность суверенного Ливана..."
Какая мерзкая новость. Мало нам здешних террористов, так ещё нас собираются бомбить из Ливана. Конечно, первая мысль - покинуть Хайфу... или хоть Наташа с Моше нашим маленьким куда-нибудь переберутся на то время, пока я буду добивать диссер. А куда, к кому им переезжать? К тому же и в других местах неспокойно. Но, может, армия решит эту проблему? Так обидно думать, что от меня ничто не зависит...
Эй, а почему Наташа так неподвижно застыла, пристально смотрит в экран? Нет, не в экран... куда-то выше... И зрачки у неё странно расширились... даже смотреть в глаза ей страшновато. Наташа... что с тобой? Ты плохо себя чувствуешь?
Окликнуть её? Почему-то не могу... не решаюсь. Что происходит?
* * *
В ту безлунную ночь небо над Ливаном было чистым и ясным, а звёзды казались необыкновенно большими и яркими. Пятеро бойцов Хизбаллы - Ахмед, Мохаммед, Зейн, Саиб и Хусейн - аккуратно, оглядываясь постоянно в сторону израильской границы, крались к заветной тропинке, на которой их почти невозможно было бы рассмотреть с неприятельской стороны. Их боевая задача была простой и ясной: проникнуть на территорию сионистского врага, добраться до одного из ближайших населённых пунктов, захватить двух-трёх пленных, желательно женщин, детей, и доставить их на базу. По расчётам командования, израильтяне не решатся предпринять какие-либо ответные действия. Им придётся выполнить все требования борцов против оккупации - только ради того, чтобы получить обратно мёртвые тела своих. А если всё же хоть один снаряд упадёт на священную землю страны кедра - что же, тогда сионистские города от границы и южнее, включая Хайфу, будут снесены многочисленными ракетами, поступившими недавно на вооружение бойцов Аллаха.
Саибу показалось, что он слышит странный гул, и он издал предостерегающий возглас. Все пятеро мигом бросились на землю. Какое-то странное головокружение... и гул нарастает... Сионистские самолёты? Кажется, нет. Гул... снизу? Из-под земли???
Что же происходит?
Ахмед осторожно поднялся, чтобы осмотреться...
Ахмед вдруг пошатнулся и тихонько выругался - ему на мгновение показалось, будто земля уходит из-под ног. Землетрясение? Не такая уж редкость в Ливане, как и везде на Ближнем Востоке, но...
Не успели все пятеро понять, что происходит, как земля вокруг них пошла трещинами, едва угадываемыми в безлунной темноте, и пласты вырвались, поднялись стенами, словно кони на дыбы.
Эпицентр мощнейшего в истории Ливана землетрясения находился вблизи Сайды. Практически всю территорию юга страны перепахало смещением пластов. Жители городов Сайда, Тир, Набатия оказались погребены под руинами своих домов. Сотни деревень были разрушены.
Но самое удивительное было вовсе не это.
Южноливанские базы Хизбаллы ушли под землю. Все до единой. Несмотря на то, что в районах их расположения мощность толчков была вроде бы значительно ниже, чем в эпицентре.
Очень странно, но израильская территория оказалась едва затронута: только небольшие разрушения в населённых пунктах вблизи границы да испуг тамошних жителей.
* * *
Я - папа... двоих малышей! Ах, как это замечательно! Спасибо тебе, милая Наташенька! Так интересно держать их обоих на руках - нашего годовалого карапуза Моше и крошечную новорожденную Анат. Наташа уже пришла в себя, переоделась, сидит, улыбаясь, смотрит на нас. Вот оно - простое семейное счастье. Может ли что-либо быть лучше? Карьера? Да, приятно, что меня пригласили сразу после защиты работать в хайфском филиале ИНТЕЛЬ. Но ведь это важно именно ради того, чтобы мои жена и дети ни в чём не нуждались, а вовсе не для чего-либо другого!
Сидим... отдыхаем в семейном кругу...
- Коленька, а почему тебя призывают на военные сборы?
Ах, какой неприятный вопрос! Ну зачем? Ведь так хорошо сидели... Между прочим, это военная тайна.
- Не волнуйся, девочка милая, это просто учения, не более того.
В любом случае, сейчас неподходящий момент для таких выяснений.
Смотрим телевизор...
"Арабская Республика Египет объявила о денонсировании Кэмп-Дэвидского договора. Президент Египта заявил, что Израиль своей непрерывной агрессией против братских арабских народов жестоко и цинично попирает принципы соглашения, и его страна не может больше с этим мириться. Верхом жестокости израильтян назвал президент Египта недавнее землетрясение в Южном Ливане, в результате которого погибли десятки тысяч ливанцев и которое, по мнению арабских наблюдателей, было ничем иным как испытанием израильского сейсмического оружия. По мнению политических комментаторов, нельзя исключать, что в своей враждебности к Израилю египтяне очень скоро перейдут от слов к делам. Германский еженедельник "Шпигель", ссылаясь на источники в израильской разведке, указывает, что египетская армия в последнее время предприняла ряд перемещений, указывающих на возможную подготовку нападения на Израиль. Если еврейское государство будет атаковано со стороны Египта, Сирии, а возможно, и Иордании, повторится ситуация 1967 года, когда израильтяне оказались на волосок от поголовного истребления."
Надеюсь, Наташа не слишком близко к сердцу приняла это сообщение, не связала его с моей повесткой? Мало ли уток порхает по телеэфиру. Ого! Какой странный у неё взгляд! Что-то знакомое в нём, когда-то я уже это видел... Когда?
Почему я не могу ни шевельнуться, ни окликнуть её?
* * *
Зной вечера в долине Нила быстро сменялся прохладой ночи. На одной из баз ПВО невдалеке от Асуана царила деловитая суета. Руководство базы отдало распоряжение всем офицерам находиться на месте. Поступил приказ от командования: в любой момент быть готовыми к отражению израильской воздушной атаки. Не допустить повторения июня 1967 года. На этот раз надо ударить первыми и уничтожить, наконец, сионистского врага в его логове.
От текущих дел военнослужащих базы заставил отвлечься странный гул, шедший как будто отвсюду, переходящий в громоподобный глас: "А-а-а-а..."
Это ещё что за дерьмо? Израильская атака? Откуда? В воздухе ничего постороннего...
Удар землетрясения был очень мощным. Людей словно подняла неведомая сила, тотчас же швырнувшая их наземь. Не успели они прийти в себя, как толчки последовали один за другим - всё ожесточённее, сильнее...
Прежде чем люди успели понять, что происходит, к загадочному гулу добавился леденящий душу звук - шум гигантской волны, мчащейся со стороны плотины.
Плотину прорвало? Только не это!
Непостижимая разуму масса воды вздыбилась до неба, стремительно расползаясь вширь и накрывая всё окружающее. Толчки землетрясения прекратились, и теперь люди, с трудом приходившие в себя, беспомощно смотрели на исполинский вал с облаками гребешков, увенчанный луной, будто короной, медленно и величаво катившийся на них...
Гигантская волна, прошедшая от Асуана на север по всей долине Нила, буквально смела множество деревень и небольших городов. Значительная часть Каира оказалась разрушена, залита беспощадными потоками нильской воды. Гибель Асуанской плотины уничтожила также большую часть промышленного комплекса, и великая страна осталась без электричества. О количестве жертв и говорить представлялось страшным.
Разумеется, подготовка к нападению на соседнее государство была забыта. Египет официально опроверг слухи о денонсировании мирного договора и выразил признательность Израилю за оказанную гуманитарную помощь, которая спасла тысячи жизней. Президент страны заявил, что сотрудничество и добрососедство двух государств будут и впредь неуклонно развиваться и расширяться.
* * *
Только что проводили родителей Наташи, моих тестя и тёщу. До чего же они любят своих внучат... А как же иначе? Кровиночка. Вот я сам - если нужно, что угодно для них бы сделал. Это же мои детки. А Наташа... милая моя, дорогая жена, жёнушка, самый близкий человек на свете... или дети дороже? А почему - или? И Наташа, и Моше, и Анат - все дороже всего для меня.
И всё-таки, как ни крути, встреча с "предками" немного напрягает, утомляет. Невозможно расслабиться, как в обычном семейном кругу. Вот как сейчас: сидим спокойно, посматриваем на телеэкран, улыбаемся друг другу, у нас всё хорошо, пусть и дальше так будет...
"Согласно публикациям ряда зарубежных изданий, организация Аль Каида получила в своё распоряжение несколько ядерных зарядов, которые собирается использовать против израильских, американских и европейских объектов. Во избежание ударов израильских и американских ВВС по базам, где находятся ядерные заряды, Аль Каида разместила их в районе Мекки, где собрались миллионы мусульман. Вне всякого сомнения, ни израильтяне, ни американцы не решатся использовать военную силу в местах скопления такого количества людей. Вероятно, они постараются перехватить сверхоружие террористов на пути к целям. Вопрос - удастся ли им это?"
Да ну, ерунда какая, опять кто-то напридумал чепуху. Обычно по телевидению подобную брехню и не передают даже. Надеюсь, Наташенька не обратила внимания на эту чушь? - Я скосил глаза на жену.
Что такое? Опять этот странный взгляд вверх, в никуда... расширенные зрачки... когда я это уже у неё видел? Ведь не так давно... и не раз...
Вспомнил. Это было дважды. Впервые - накануне мощнейшего землетрясения в Ливане. А второй раз?.. Перед тем, как погиб Асуанский комплекс. И что, есть какая-то связь?
Да что я, в самом деле?! Ведь ругаю журналистов за выдумки насчёт оружия террористов, а сам - лучше, что ли? Это - моя жена! Моя любимая жена! Мало ли куда она посмотрела в задумчивости... и как. Всё это - бред! На этот раз - мой собственный бред! Лечиться надо! К психиатру - завтра! Никакой связи нет! И мне следует выбросить этот бред из головы!
* * *
- Аллах да поразит врагов наших! Смерть оккупантам!
- Ал-лах велик!
- В наших руках - самое могучее оружие, которое обрушится огненной бурей на захватчиков и убийц!
- Ал-лах велик!
- Отомстим злодеям за смерть наших братьев в Палестине и Египте!
- Ал-лах велик!
Громкоговорители орали, словно обезумевшие, и подобная безбрежному морю многомиллионная толпа молящихся в белом вторила им. Почти не скрываясь посреди паломников, бойцы Аль Каиды сосредоточенно грузили в несколько машин ядерные бомбы. Бомбочки. Упрощённые и уменьшенные до предела, они представляли собой по два небольших упакованных полушария, закрытых парафином и фольгой. В нужный момент парафиновая упаковка будет снята - и заряды переданы в руки шахидов. Достаточно будет появиться с такой упаковочкой в любом американском или израильском торговом центре, да нет, просто пройти куда-нибудь вглубь вражеского города, и спокойно соединить две детали в небольшой, но массивный мячик.
Затем последует одна очень яркая вспышка.
И на этом история города закончится.
Командир отряда Аль Каиды задумчиво глянул на священный камень Кааба. Когда ещё придётся в следующий раз увидеть его... если придётся...
Командир отряда Аль Каиды не знал, что очень похожий камень, только ещё большего размера, летит сейчас прямо на него. Метеор, вынырнувший из бесконечных просторов Вселенной, повинуясь воле Космоса, избежавший внимания астрономов... и ясно почему - не такое уж крупное небесное тело...
Поглощённые молитвой, обратившие свои взгляды к земле, оглушённые громкоговорителями, паломники не видели, как в небе появилась горящая точка. Она стремительно росла в размере. Внезапно рёв громкоговорителей оказался перекрыт нарастающим резким, пронзительным свистом. Не заметить его было уже невозможно.
Молящиеся успели поднять головы и увидеть обрушивающееся на них огненное небо.
Взрыв, вызванный падением метеорита рядом со священным камнем Кааба, был воистину чудовищным по силе. Пламя взметнулось до небес. По утверждениям очевидцев, его было отчётливо видно не только в Джидде, но и на побережье Судана.
Сработали ли при этом ядерные бомбочки террористов или нет, уже не имело ни малейшего значения.
* * *
Так это - правда! Моя жена вызывает страшные катастрофы! Моя жена, любимая, бесценная Наташенька... ведьма?! Она делает это одним взглядом. Нет, что это я, взгляд ни при чём, просто - это то, что я замечаю. А как на самом деле это происходит? Каков механизм? Откуда я знаю? А может, она и сама не знает? Что-то вне её воли? А может, она вообще ни при чём? В самом деле, зачем же я её подозреваю? И в чём? Может, она просто предвидит грядущую катастрофу, предчувствует её? Что-то вроде аллергии. Аллергия на скорую катастрофу. Как Кассандра... Ведь это так легко - обвинить ни в чём не повинную молодую женщину. Свою собственную жену, любящую, заботливую маму наших малышей. Да и потом... а почему, собственно, я её подозреваю? Три раза что-то заметил? Странный взгляд - а потом где-то у соседей бабах? Соседей, между прочим, не очень-то дружественных к нам. Три раза - и такая связь? Чепуха. Совпадение. Наверняка такой взгляд у неё просто от того, что она о чём-то задумалась. Я ведь не наблюдал, не анализировал. Может, это у неё гораздо чаще, мало ли, безобидная аномалия, последствия ранения в теракте, а я просто заметил, как в трёх случаях это совпало с катастрофами. И ведь не назавтра же совпало!
Вот и сейчас: тот же самый странный взгляд, а ведь по телевизору рассказывают вовсе не о каких-то арабских агрессорах. Речь идёт о наших делах, израильских, скорее даже хайфских:
"Генерал полиции Мизрахец, ответственный за Северный округ, заявил, что его подчинённые совершенно неповинны в недавнем инциденте, когда якобы были жестоко избиты несколько русскоязычных репатриантов. По его утверждению, те сами напали на полицейских, которым, в порядке самообороны, пришлось применить силу."
Ну вот! Никакой связи! Всё, забыть эту глупость - немедленно.
* * *
- Что, ребята, отвезти вас домой?
- О, господин генерал! Вы так добры! Право, даже неудобно!
- Всё нормально, никаких церемоний! Считайте, что это премия! Тем более что вам сегодня пришлось нелегко в суде из-за этих вонючих русских! Садитесь в машину, все свои!
По случаю победы в суде генерал Мизрахец сам сел за руль. Вот сейчас выехать на шоссе...
Он вёл машину легко и с удовольствием, перебрасываясь репликами с двумя парнями, которые на днях недурно отметелили пару русских паразитов-пенсионеров, а сегодня им пришлось ещё и доказывать свою невиновность в хайфском окружном суде. Хорошо ещё - судья человек понятливый. Всё правильно решил. А это что? Какая-то девица посреди шоссе! Русская! Шлюха, разумеется! Совсем оборзели русские шлюхи, уже посреди шоссе ловят клиентов. А вразумить тебя!..
Водитель тяжёлого грузовика, ехавшего в Хайфу, не имел никаких шансов избежать столкновения, когда полицейский автомобиль, сверкая мигалкой, внезапно резко повернул и на бешеной скорости рванул к нему на встречную полосу шоссе.

Мир на ладони


- Эй, друх, дай мине писят шекелей! Оч-нада!
Андрей неприязненно посмотрел на просителя. Эту багровую физиономию на фоне пошатывающегося остального, озвученного нечленораздельной речью, он уже видел здесь, в парке Биньямина, и не раз. Надо, же "друг". Кстати, в прошлый раз был - "брат". Не друг ты мне и не брат, а деньги мне самому нужны, и ещё как. Так что давай-ка не загораживай мне дорогу, это в твоих же интересах...
- Слыш, помираю, ежли не даш! Ну вот хош, эту штуку те дам! Во, гхлянь!
Андрей машинально скосил глаза на ладонь бомжа. Там лежало нечто очень симпатичное на вид... но совершенно непонятно - что именно. Поколебавшись, Андрей протянул руку и осторожно взял неизвестное нечто из неприятной руки.
- Откуда это у тебя?
- А вот падарыл... И!
Фу, ну и разит от тебя перегаром. Надо полагать, не подарили тебе, а свистнул ты у кого-то. И жалко оставлять тебе такую красивую игрушечку. Ну, ладно... без полусотни не помрём как-нибудь.
Дорвавшись до желанных шекелей, бродяга нетвёрдой, дрейфующей трусцой засеменил в сторону ближайшей лавки, а Андрей продолжал свой путь, задумчиво разглядывая своё приобретение в свете фонарей. Вот ведь даже не опишешь, что это такое. Больше всего похоже на...
Больше всего похоже на нашу Хайфу. Вот так, как её изображают на плане города, но... вот крошечные моногоэтажки, миниатюрные башни на Кармеле, вот уменьшенный в сотни, нет, тысячи, сотни тысяч раз овраг между районами Кармель и Неве-Шаанан. Линия пляжа... Зелёные полоски насаждений... Бахайский храм? Неужели кто-то старался, делал миниатюрный город? И... всё это освещено... не то чтобы ярко, но, наверное, примерно так же, как сейчас на самом деле освещена Хайфа. Возможно, именно такой, хотя, конечно, в гораздо более крупном масштабе могут видеть сейчас Хайфу пассажиры самолёта, набравшего высоту.
Как хорошо выполнена игрушечка!
* * *
- Олечка, милая! У меня для тебя небольшой сюрприз! Вот, посмотри!
- Ой! Что это такое? Какая прелесть!
Оля с интересом приняла подарок. Вообще, говорят, на этой стадии беременности женщина проявляет повышенное внимание ко всяким блестящим безделушкам, и может даже их... гм... и это называется - клептомания. Так что пусть у неё будет одной красивой игрушкой больше, не повредит.
- Андрей, смотри! Над мини-Хайфой самолёт летит!
Так, фантазия разыгралась, этого ещё недоставало. Однако... не буду же я ругаться с ней из-за таких пустяков.
- И где же этот самолёт? Покажи, мне тоже стало интересно!
- Улетел самолёт! Раньше надо было подойти! А вообще, мне иногда даже кажется, что тут всё совершенно настоящее, только маленькое! И где-то в одном из этих домиков мы с тобой живём!
Ну и ладно, такие-то фантазии как будто совершенно безобидны... я надеюсь.
* * *
"Организация "Исламская Конференция" заявляет, что в её распоряжении имеется значительное число единиц ядерного и термоядерного оружия, а также средства доставки, могущие поразить всю территорию Израиля. "Исламская Конференция" отказалась дать какие-либо гарантии того, что она не применит располагаемое ею атомное и водородное оружие против любого из враждебных государств, и в первую очередь Израиля, право на существование которого большинство стран-членов Конференции до сих пор не признаёт. Правительство Израиля просит граждан, начиная с этой ночи, не выключать телевизоры и радиоприёмники, с тем, чтобы они могли услышать сигналы тревоги и сообщения Службы Гражданской Обороны и Тыла, которые прозвучат в случае необходимости."
- Андрей, как ты думаешь, это и в самом деле опасно?
Оля была бледна, её губы дрожали. Вот уж - не стоит слишком часто включать телевизор. От "Исламской Конференции" опасность то ли исходит, то ли нет, а Олечка уже разволновалась... плохо-то как.
- Девочка моя маленькая, тебе нельзя беспокоиться! И главное - не из-за чего! Ну не сумасшедшие же они! Ведь наши, в случае чего, сами их запросто уничтожат! И потом - у нас есть противоракеты "Хец", они нас и прикроют!
* * *
Андрей был очень не в восторге от того факта, что с недавних пор Оля приобрела привычку часами напролёт разглядывать "Мини-Хайфу", забравшись с ногами на диван и почти не двигаясь. Не раз и не два пожалел он про себя о том, что приобрёл этот злосчастный сувенир, отдав за него совсем не лишнюю полусотню. Получается - уже и не развлечение вовсе, а проблема... ну, пусть пока небольшая, но кто знает, что будет потом. Ладно, сейчас Оля в академическом отпуске, скоро ей рожать, может быть, когда появится малыш, она и вести себя станет совсем иначе, отвлечётся на более важные дела.
* * *
- Андрей, давай пойдём сегодня спать пораньше! Что-то у меня вдруг голова разболелась!
Оля с обиженным видом потирала виски и морщилась. Андрей с готовностью кивнул. Почему-то ему тоже было не по себе в этот вечер. Голова болит? Духота? Вроде бы ни того, ни другого, но при этом... Какое-то общее неприятное, гнетущее ощущение.
* * *
Они оба проснулись одновременно, в начале второго ночи.
Они проснулись от завывания сирены.
Андрей включил громче радиоприёмник и услышал:
"Внимание, внимание! Воздушная тревога! Говорит Служба Гражданской Обороны и Тыла! Просьба взять с собой документы и спуститься в бомбоубежища! Если вы находитесь далеко от бомбоубежища, но у вас оборудована комната-укрытие, просим пройти туда! Для паники нет решительно никаких оснований!"
Оля сидела на постели бледная, растерянная.
- Оля! Пойдём, спустимся вниз! Бомбоубежище тут рядом, за минуту и доберёмся!
Оля устало качнула головой:
- Зачем это? Всё равно нас больше не существует. Пусть уж это случится сразу.
Оля опустила голову на подушку и отвернула лицо к стене. На улице погасли фонари. Электроснабжение отключено, понял Андрей.
Андрей растерянно окинул взглядом комнату...
На столе слабо мерцала "Мини-Хайфа".
И вот Андрей увидел их. Они летели с разных концов комнаты, ослепительно-яркие искорки, стремительные и беспощадные... откуда - из Ливана, Сирии, Ирана, с подводных лодок в Средиземном море? Многие из них исчезали, сбитые невидимыми системами противоракетной обороны, но другие неумолимо приближались.
Не сознавая, что он делает, Андрей накрыл "Мини-Хайфу" ладонями. В тот же миг первые ракеты упали откуда-то сверху, ударились о его руки и взорвались, обжигая, словно маленькие хлопушки. Каждая отдельная ракета была слишком крошечной, чтобы причинить вред, но их было слишком много. Некоторые из ракет взрывались ядерной вспышкой, и от них-то было больнее всего. Сознание щёлкнуло: снаружи, за окнами, не слышно взрывов, не видно вспышек... Спустя минуту руки Андрея горели, словно от ожога кипятком, а затем он и вовсе перестал ощущать их. Глаза заволокло красным туманом. Андрей потерял счёт времени. Ему казалось, что он уже давно - неделю, две недели, месяц - сидит вот так, прикрыв собой свой родной город.
Постепенно поток ракет пошёл на убыль, а затем и вовсе прекратился. Андрей с трудом поднялся от стола... посмотрел по сторонам...
Вокруг всё было тихо, спокойно. Оля по-прежнему лежала, отвернувшись к стене.
Может, ничего и не было? Всего лишь кошмарный сон? Почему же так нестерпимо жжёт руки?
Кажется, уже можно, по крайней мере, пойти в ванную.
Андрей пустил воду - и не сразу понял, холодна она или горяча. Кожа с кистей рук начала сползать, потекла кровь. Внезапно подступила предательская тошнота. Сколько же в меня рентген вошло? Может быть, и не так уж много. Придётся утром к врачу сходить. Как я ему объясню? Может быть, просто взять с собой "Мини-Хайфу" и рассказать как есть? Хуже сумасшедшего дома мне всё равно не сделают, но, может, всё-таки осмотрят, помогут.
Немного придя в себя, Андрей вернулся в спальню.
За столом сидела Оля, опустив голову, закрыв руками "Мини-Хайфу". Её руки были так же обожжены, как и у Андрея.
- Это были ракеты второго эшелона. Они задержались, - не поднимая головы, ответила Оля на потрясённое восклицание своего мужа.
- Как же так, Олечка... наш ребёнок... ты не должна была... не имела права...
Оля ничего не отвечала. Да и требовался ли какой-нибудь ответ?
Внезапно на улице зажглись фонари, и сразу же Андрей и Оля услышали: "Внимание, внимание! Отбой воздушной тревоги! Дорогие граждане, вы можете покинуть убежища и укрытия! Опасность полностью миновала!"
Что это значит? Что вообще случилось? Это - кошмарный сон? Видение, галлюцинация? Если это произошло на самом деле, то что со всей остальной страной?
Сил нет думать об этом. Надо попробовать хоть как-то помочь самим себе.
- Оля, давай смажем руки чем-нибудь и забинтуем, а потом ляжем спать! Утром подойдём к врачу! Может быть, всё не так уж страшно!
Что там говорит радио?
"Внимание, внимание! Благодаря эффективности наших систем противоракетной обороны... ни одна неприятельская ракета не попала в цель!"
Что это означает? Как вас следует понимать? Видели мы эту эффективную оборону.
Это... случилось - везде?







(С) Ф.Славкин
Выложено с разрешения автора.
 
Сверху Снизу