Военный и авиационный юмор

Аларих

Помножен на ноль
Тарен

Было это в далекие две тысячи начальные, когда я имел честь и неописуемое счастье отдавать неведомые нечетко очерченные долги Родине в качестве маленького лысого элемента обороноспособности.

Служил я тогда в маленьком городишке "К." Краснодарского края. Кончалось мое первое (из четырех) полугодие, а на дворе стояло жаркое краснодарское лето, мать его итить. В то невеселое для меня время политическая обстановка на Кавказе была в очередной раз напряжена и нашу ьоевую действующую часть натурально задрачивали наезжающими сверху проверками и комиссиями...

Начало истории сей лежит накануне очередных «внезапных» Командных Штабных Учений, коими по годичному плану Боевой Подготовки (а бывало, что и поперек оного) сидящее сверху краснодарское командование обстоятельно насовывало нашу маленькую, но очень гордую часть.

Однажды начальник службы РХБЗ (радиационно-химическо-биологической защиты) в чьем ведомстве находились жидкие, твердые и сыпучие средства воздействия и противодействия провел инвентаризацию и установил, что какая-то часть вверенных ему веществ утратила свою актуальность в связи с истекшим сроком годности. Пойдя по кратчайшему армейскому пути решения любых проблем (а именно вызвав пару-тройку лысых долбаебов в чье число входил и аффтор сей нетленки), он дал четкие указания «вот эту хуйню на мусорку, колбы разбить, жидкости разлить, порошками не дышать, а то келдыш завянет». (Самая действующая мотивация, надо заметить. Русского солдата смерть так не страшит как перспектива обвявшего на всю жизнь хозяйства). Указание было выполнено в рекордные двухчасовые сроки, вся химия разлита и развеяна за техпарком на мусорке. В процессе был составлен акт за подписями ответственных лиц. Ну и казалось бы все. Ага.

Очевидно звезды стали раком или еще в какую причудливую фигуру, ибо в тот день сошлось ну очень уж много факторов, из-за которых вся дальнейшая история и случилась. Так уж выпало, что именно в этот день среди прочей химии оказались таблетки с коротким названием «Тарен». Вот вы, уважаемый читатель в курсе, что это за таблетки и с чем их едят? Нет? А тот, кто рядом с вами? А если позвонить другу? Ну вот, обычному обывателю такие специфические знания ни к чему. А среди ликвидаторов присутствовал один экземпляр (не-не, это был не я!), кто прекрасно знал назначение, применение и, самое главное, — побочные эффекты сих колес.

Таблетки он бережно сохранил и унес в роту.

На следующий день «внезапно» начались КШУ. Приехала хуева туча разнокалиберных жоп в погонах с портфелями. Расползлись по ротам и службам. Местные офицеры набились в штаб и усиленно делали вид, что кропят над картами.

Рядовой состав после привычной утренней постровухи разогнали по учебным местам. Технарей погнали в парк расконсервировать законсервированное. Караул усилили тремя дополнительными зольдерами. Остальных незанятых привычно послали в ебеня - таскать круглое и катать квадратное. С глаз долой, подальше от греха.

К самому зданию штаба подогнали БТР и двух бойцов в брониках и сферах. Стояли картинно: БТР, рядом боец. Второй боец дрыхнет внутри машины. Сменяются каждые два часа.

В течение дня комиссией были проверены все полагающиеся элементы боеспособности части, а так же столовая, баня и строящийся сортир. За сортир комбат получил отдельных пездов. Не, ну, а хуле? Во всем нормальном мире сначала строят новый сортир и только потом сносят старый. В российской армии делают наоборот.

Вобщем, движуха шла, контора писала. Проверяющие проверяли и ставили раком проверяемых. Проверяемые привычно «такточнили» с каменными лицами.

Так за напряженной суетой прошел день, вечер, ужин, поверка и долгожданный для многих отбой.

В обязанности одного отдельно взятого залетного подполковника входила проверка функционирования караула части. Для этого он присутствовал на подготовке заступающего караула, его проверке, снаряжении и ввечерней смене. А еще ему выдали специальную писульку на допуск в караульное помещение и проверку знаний устава. Короче, как картбланш в бордель — приходишь когда хочешь и имеешь кого хочешь. Он пришел к двум ночи, когда начкар Карпуха готовился провести плановую смену часовых. Профилактически поебав мозги долбаебам знанием караульного устава, он что-то написал в блокноте, кивнул начкару, пристроился сзади колонны и вся смена гуськом в ногу попиздела по не меняющемуся десятилетиями маршруту...

***


И тут, уважаемый читатель, мы с тобой вернемся обратно к войсковой химии. Ты же уже наверное залез во всезнающий гугль или еще в какую ересь и нащупал алчными глазами информацию по сему крайне неоднозначному препарату? Если нет, я в двух словах расскажу.

Эта хуйня идет в химической аптечке советского образца с хрен его знает какого бородатого года. По факту это таблетки, кои положено жрать не чаще одной штуки в шесть часов. Причем только (!) в случае прямого воздействия фосфорно-органических отравляющих веществ. Помогает эта херь или нет никто не знает, да и не в этом ее ценность. Ценность ее в ином.Она штырит! Она незаметно для пациента включает жесткие непроходящие глюки подмененной реальности и наложения реального с мнимым. Вот вам, ребятки, выдержка:

«Действие тарена довольно любопытное. Заключается оно в том, что приход и конец очередного галюна незаметен, и абсолютно не контролируется, то есть никакие самовнушения не помогут, а результатом является полный неадекват и многочисленные глюки. В момент полного накрыва появляются провалы в памяти. То есть поциент идущий по улице, и по его мнению полностью себя контролирующий, внезапно может себя обнаружить ползающим по земле и собирающим опавшие листья, еще секунду назад думая, что это деньги. Сильно притупляется зрение — это многократно усиленная близорукость, за счёт чего и происходит большая часть видений, так как упоротый мозг дорисовывает реальность на свой манер. Мочеиспускание превращается в неописуемый кайф, схожий с оргазмом (по-видимому из-за возбуждения рецепторов, отвечающих за это). Еще один побочный эффект — это т. н. «измена», то есть воспалённое воображение может в сто раз нагрузить или приукрасить любое событие. Например, то же ухудшение зрения может испортится «навсегда», поциент в панике буде звонить в скорую, скорая приедет, ну а о последствиях догадайтесь сами. Тяжесть предметов многократно меняется — у одних пачка сигарет весит с полкило, двухлитровую бутыль Кока-Колы, взятую на случай сушняка, можно и вовсе не дотащить; у других — наоборот появлялось чувство лёгкости — мобильник или ключи, к примеру, вообще ничего не весили и, подброшенные вверх, как правило, навсегда улетали в космос. Другой побочный эффект — провалы в памяти. К примеру, можно минут десять рассказывать товарищу какую-нибудь историю, потом остановиться на секунду и тут же все напрочь забыть.


Наутро в памяти остаются лишь около 40% клипов, рандомно выдернутых из вчерашнего трипа. Также присутствует «эффект толпы» — люди, коллективно употребившие препарат (как правило, это трое, съевшие по две таблетки), становятся невероятно доверчивыми и моментально видят то же, что и один из них, то есть, если озвучить какой-либо глюк, его моментально увидят и товарищи, вследствие чего и происходит большинство палева под этим веществом.

Классические глюки: во-первых, танцуют предметы (например, бокалы в шкафу), во-вторых, «выпадают глаза» (приходится придерживать глаза рукой, чтобы они на пол не ёбнулись), в-третьих, время от времени кажется, будто кто-то где-то снимает со вспышкой, от чего в глазах то и дело сверкает. В сочетании с алкоголем — адовЪ пиздецЪ, можно расстрелять дом престарелых и изнасиловать детский сад (или наоборот), наутро ничего помнить не будешь.»

Ну, пошел, значит, тарен по солдатским рукам. И один долбаеб изволил употребить его перорально. Внутрь. Прямо в карауле...

***


Первым из трех сменяемых постов был пост номер два. Он же караульный пост у складов.
Смена уныло допилила до положенного места, а вот положенного часового на месте не оказалось. Начкар Карпуха напрягся, зольдеры завертели касками, а подпол выжидающе изогнул бровь.

- Часовой! - Крикнул Карпуха поперек всех уставов и инструкций — Часовой, бля!

Часовой ответить не соизволил и тогда Карпуха бодрой рысью дал круг по вверенной территории. В принципе территории той было хуй, да нихуя — огороженная пустая площадка в сорок квадратных метров. С одной стороны монолитная стена складов с ебенячих размеров дверьми. С трех других сторон сетка-рабица. Внизу асфальт, вверху летнее ночное небо с луной, звездами и прочими небесными телами. В углу площадки торчал караульный деревянный гриб. Под грибом обнаружился запасной снаряженный магазин и штык-нож.

Карпуха натурально сел на измену и заголосил ревом весеннего лося на ебле.
- Боооондаааааарь, суууууууукааааааа!!!. - О! Сколько боли было в этом крике! Сколько человеческого страдания! Сколько муки. - И ожидание неотвратимой как лавина противоестественной даже по армейским понятиям дрючки, и прощание с лычками старшего сержанта, и крест на уже заботливо купленном к дембелю знаке «За службу на Кавказе».

Солдаты понуро смотрели на мечущегося по площадке сержанта. Подпол что-то лихорадочно соображал. Карпуха выл и голосил. Пропавший часовой не появлялся.

Когда проверяющему надоел этот шапито, он взял ситуацию в свои руки и рявкнул Карпухе, чтоб тот продолжал смену людей.

Оставив ошарашенного нового часового под грибом, вся процессия подавленно поплелась в сторону штаба, где в полуподвальном помещении находился пост номер один.

Возле штаба, напомню, стоял БТР, а возле БТРа стоял боец. Когда колонна проходила мимо него боец издал явственное: «Пссст»

Карпуха встал, колонна сбилась с ноги, задние уткнулись в передних и все вместе с полканом уставились на бойца.
- Чо?-

Боец начал пучить глаза и делать какие-то знаки мимикой ебала, пытаясь что-то показать Карпухе, но стараясь сделать это в обход полковника.
- Чо? - не понял начкар
- Да, блядь, солдат говори уже сука! - взорвался подпол.

Вместо ответа зольдер мотнул головой в сторону старого заботливо полуразрушенного сортира. Оттуда в полной тишине двигалась фигура.

Человек, который мне это рассказывал, (один из участников того караула) божился, что все те киношные зомби это полная хуйня и чмо по станиславскому по сравнению с обширянным Бондарем.
Прямой как палка, на негнущихся ногах, с одеревеневшим бледным в лунном свете лицом и взглядом а ля «сквозь время и пространство» он шаркал прямо на замерший в священном ужасе караул. За собой по земле часовой волочил вверенный автомат удерживая за ремень одной рукой. Все это происходило в полной тишине и общем охуении. Приблизившись к колонне и явно ее не замечая Бондарь попытался пройти сквозь строй.

К нему резвым сайгаком подскочил подпол, мягко отобрал оружие и «за ручки, за ручки» повел в сторону стоявшей особнячком санчасти. На ходу подпол прошипел начкару, чтоб тот довел смену до конца. И воспрянувший Карпуха повел своих орлов на насесты. Все-таки не СОЧ (*) с оружием!

Следующий день можно смело заносить в историю части как «день треска». Трещали жопы у всех — от комбата до Карпухи. Под раздачу не попал только Бондарь, который спал обколотый какой-то медицинской хуйней. Его личный "день треска" был назначен на послезавтра...

ЗЫ. Как и положено в хороших историях, случившееся не пустили наверх, ибо это означало пиздец карьеры многих присутствовавших людей. Всем виновным щедро отсыпали пездов. Кто-то лишился премии, кто-то раннего дембеля. Бондарю выписали группу «Н» (*), которую как раз перед дембелем через полтора года один хрен сняли.
Ну, а в документах история сия не осела, потому если и ходит, то только из уст в уста. Вот.

© VanDerKrugger, 07/2013
____
* СОЧ - самовольное оставление части. Различают простой "СОЧ" когда за пропавшего бойца дрючат конкретных лиц и конкретное подразделение и "СОЧ с оружием", когда сруливает часовой с автоматом или РПКшкой. И тогда вот начинается чистой воды попокалипсис и дрючат уже всех и вся. Рассылаются ориентировки всем окрестным частям, ментам, армейским соединениям, казакам, силам ГО и прочим рыбакам-охотникам. Страшное дело. Как правило в Чечне такое происходило.
* Группа "Н". Негодность к строевой и боевой (... и половой). Официально признанный придурок коего заставляют дослужить положенный срок, но оружие доверять никто не будет. Непрестижная черная метка в личном деле. Дембеля ее как огня боятся.