Военно-полевая почта и армейская филателия

#21
Если Беларуси после Великого дележа павших империй с государственностью не повезло, то независимость прибалтийских республик и в первую очередь Литвы, не только никем не оспаривалась, но и всемерно поддерживалась.

Так как наша тема - филателия самой Литвы, то окупацию Российской и Германской империями этого славного своим прошлым государства пока пропустим.
А первое правительство независимой Литовской республики (Литовская Триба) обеспечила именно кайзеровская оккупационная администрация в середине сентября 1917. Пять месяцев новоиспечённое правительство решалось, какую страну им хотелось бы иметь, и наконец 16 февраля 1918 года ЭТО свершилось - в Вильно была провозглашена независимость.

Литовскому хладнокровию можно позавидовать - в то время, когда другие, то и дело возникающие и также стремительно пропадающие с политической карты мира государственные образования, да и просто спонтанно появляющиеся независимые от какой либо власти территории спешили обеспечить себя атрибутами независимости, литовцы, какбэ уверенные в завтрашним дне, сподобились отпечатать свою первую почтовую марку едва ли не через год после обретения государственности.

uy001.jpg

Серия (прозванная «Балтукай») весьма примитивного исполнения вышла довольно скудным тиражом в Вильнюсе сразу после Рождества-1918. Потом в Вильно пришёл Люциан Желиговский и оттяпал кусочек Литвы в личное пользование. С января 1919 все литовские госбумажки и почтовые вещи печатались в Каунасе.

Собственно, о литовских марках рассказывать особо нечего. Вида они были ужасного, пока сердобольные германцы не начали печатать их у себя в Берлине.

Единственно интересный момент в литовской филателистической эпопее случился в Клайпеде. Сама Клайпеда - третий по величине город страны, после столиц. В исторической перспективе это такой же литовский город, как Калининград - российский. Всю свою чуть ли не 700-летнюю историю носивший имя Мемель и никому, кроме тевтонов, за мизерными временными отрезками, не принадлежавший. Но тевтоны в Первую мировую похерили его, да и на всю Восточную Пруссию нашлось много желающих.

28 июня 1919 года, после подписания Версальского договора, самый восточный угол Восточной Пруссии был отделён победителями от Германии, назван Мамельландом и поставлен под мандат Лиги Наций. Жорж Клемансо так прокомментировал надобность в образовании Клайпедского края и отделения его от Германии: Этот край всегда был литовским, а большинство его жителей по происхождению и языку - литовцы. Клайпедский порт - единственный выход Литвы в море. Откуда он высосал такие факты, мне не известно, но в Мемель ввели французский ограниченный контингент в 200 зуавов, а текущие вопросы решало местное самоуправление - "директория", состоящая в основном из местных немцев, ибо литовцы проживали в сельской местности и далеко.

Если есть власть - работает и почта. Первого августа 1920 старые немецкие почтовики достали из загажников неиспользованные почтовые марки старого Рейха, и надпечатав их (конечно же на немецком) новым погонялом Memelgebiet, пустили их в оборот. Когда германских запасов перестало хватать, местные власти истребовали марки у французов, надпечатывали их в новой (немецкой) валюте и пользовали их жителям. Так как инфляция доставляла, надпечатки стоимости клепали поверх старых даже по нескольку раз.

1
jh01.jpg
2
jh0.jpg


1 - Немецко-немецкий выпуск Мемеля 1920 года.
2 - Немецко-французский выпуск Мемеля 1922 года.

Как и в Черноморске, описанным Ильфом и Петровым, мемельские пикейные желеты стали уверять друг друга, что Бернсторф - это голова! И Сноуден тоже голова! А Бриан - самая что нинаесть голова! И как в Черноморске, стали мечтать о "порто-франко". В те бурные годы создавать Свободные Порты входило в мейнстрим. Данциг, Фиума и Танжер уже могли похвастаться своим новым статусом, но вот Мемелю не обломилось...

Литве, и ежу понятно, дика был нужен морской порт. И никого не спросясь, 11 ноября 1921 Учредительный сейм Литвы одобрил план присоединения Клайпеды к Литве на правах автономии. Передавать край Литве Франция не спешила и вынуждала Литву присоединиться к Польше. Грозила передача края Польше, против чего протестовали как немцы края и Германия, так и литовцы. У тевтонов были далеко идущие планы - лучше, чтобы слабое государство владело исконно германскими землями, чтобы потом не возиться их отбирать силой, когда придёт время.

В конце концов, видя, что от Франции можно поиметь максимум геморрой, литовские власти 10 января 1923 года инспирировали "восстание". Около тысячи разномастных вооружённых жемайтов решили отжать город, однако французский гарнизон сдаваться не стал и блицкрига не получилось. На улицах стреляли почти неделю. Поляки едва не среагировали на очередную интервенцию, но Троцкий демонстративно двинул конницу на границу Срединной Литвы.

Тут начинается комедь. Франция направила в Мемель военную эскадру, усиленную английским крейсером "Кэйлдон" и вступили в "повстанцами" в переговоры. Повстанческий комитет отказался передать город французам, а сошедшие на берег патрули были обстреляны и вернулись на корабли. Тогда французским командованием был разработан план вооружённого захвата Мемеля, поддержанный британцами. 2 февраля британский крейсер высадил на берег десантную партию для взаимодействия с французским пехотным батальоном, составлявшим гарнизон Мемеля. Одновременно Литве был выдвинут ультиматум с требованием возвращения Мемельского края в руки верховного комиссара Антанты. При этом Антанта обещала, что в случае принятия ультиматума, Мемельский край будет затем передан Литве. Литва приняла ультиматум, после чего 16 февраля Совет послов Антанты принял решение передать Мемельский край Литве. Новая литовская территория получала название Клайпедского края

В кулуарах объяснялось, что передача Мемеля Литве является своего рода компенсацией за потерю Виленского края, ака Срединной Литвы, которую Пилсудский тут же включил в польские границы.

Почта Клайпеды перешла в ведение литовской почты 24 января 1923, а 26 января были выпущены 3 марки с надпечатками новых номиналов в соответствии с тарифом, введенным 15 января. В феврале были выпущены еще 3 серии с надпечатками на служебных марках Литвы, не поступивших в обращение.

002.jpg


1 - Надпечатка Клайпеды на служебных марках. Февраль 1923.
2,3 - Оригинальные литовские марки Клайпеды (а) в немецкой валюте, апрель 1923 и (б) надпечатанная в литовской валюте, декабрь 1923.

1 июня 1925 продажа клайпедских марок прекратилась, однако они могли использоваться до конца августа 1925 г., с июля 1925 применялись только марки Литвы.


С литовской филателией произошёл ещё один казус. 15 февраля 1939 года почтовое управление выпустило серию из двух марок, посвящённых 20-летию литовской независимости. Но с Клайпедским краем дела обстояли скверно. Германия начала усердно собирать под себя утерянные ранее земли. Литва тоже получила ультиматум от рейхсфюрера вернуть Мемель по хорошему. 23 марта 1939 года (за неделю до введения германских войск в Прагу) литовская делегация в Берлине подписала Договор о передаче Мемельланда Германии. Литва отозвала свои войска из региона. Формально Литве была оставлена зона свободной торговли в Мемеле и право на свободное передвижение на 99 лет. На следующий день в Клайпеду прибыл Адольф Гитлер лично, который здесь произнёс торжественную речь.

Согласно договору, гражданам Клайпедского края разрешалось выбрать гражданство — немецкое или литовское. Также подчёркивалось, что лица, которые переехали в Клайпедский край в период с 1923 по 1939 год, должны убираться к чёртовой матери. Около 8900 литовцев покинули Клайпедский край. В то же время, нацисты депортировали в Литву около 1300 (местных мемельских и литовских) евреев, которые проживали в Мемеле ещё до рождения бесноватого Адика.

Мемельское почтовое управление особо отметило возвращение края в родные пенаты, к приезду любимого фюрера надпечатав литовские марки "независимости" немецким Memelland ist frei !

1.
Lithuania_20_years_-_1939_-_15_cnt.jpg
2.
3c3955c09607ce459951b7aa0683b350.jpg
3.
999c2ccd64099665b841b2b3d1117e47.jpg


1 - Провозглашение Литвы. Двадцатилетие.
2, 3 - Memelland ist frei !


В сентябре того же года Третий Райх вторгся в Польшу с запада, а через 17-го Красная Армия подмогла рухнуть Польше с тыла. Через день Вильно был советским.

Советское правительство настойчиво навязывало Литве забрать их столицу в личное пользование, но литовцы, как всегда, не торопились. Только 10 октября 1939 года, после нажима тов. Молотова и тов. Сталина лично, литовская сторона поставила свою подпись под Договором о передаче Литовской Республике города Вильно и Виленской области между Советским Союзом и Литвой. К Вильно литовцы приторговали район польских Вилкавишек, да и от Беларуси им перепало - щедрая Москва отрезала литовцам Друскининкай на западе и Швянчёнис на востоке. А потом кто то может обижаться, что у него отрезали Крым...

Как довесок, Литва получала 20,000 контингент Советской Армии на своей территории. 27 октября 1939 года в Вильно вошли части литовской армии, а 28 октября церемония встречи литовских войск была проведена официально (с этого времени город по-русско-литовски официально называется Вильнюс).

В пику немцам, литовцы тоже надпечатали марки "независимости" своей символикой в честь "освобождения" Вильнюса.

49482847.jpg


Бесплатные подарки бывают только в мышеловке - 21 июля была "образована" Lietuvos Tarybų Socialistinė Respublika, а 3 августа 1940 года Литва вошла в состав СССР. Всё так же не торопясь, были выпущены почтовые марки новой власти. Ровно через месяц, 21 августа в почтовых отделения появились старые знакомые марки Литвы с латинской надпечаткой LTSR 1940 VII 21.

001.jpg


Это были последние марки Литвы вплоть до октября 1990 года...

Литва-приобретения-при-СССР.jpg
 
Последнее редактирование:
#22
В четверг, 2 ноября, вечером, премьер-министр Биньямин Нетаниягу, находящийся в Лондоне с официальным визитом, был приглашен лордом Ротшильдом и лордом Бальфуром в Ланкастер-Хаус на праздничный ужин в честь 100-летия Декларации Бальфура.

Сам оригинал письма министра иностранных дел Великобритании Артура Джеймса Бальфура, который был отослан 2 ноября 1917 года банкиру Лайонелю Уолтеру Ротшильду, содержит всего навсего 67 слов. Там очень туманно было сказано, что "... правительство Его Величества относится благоприятно к созданию в Палестине национального очага для еврейского народа и готово принять все меры, чтобы облегчить достижение этой цели" . А сколько потом всего наворотили !

Хотя чуть раньше, а именно 28 марта 1917, Джемаль Паша, губернатор Османской Сирии, решил по своему решить еврейский вопрос в Палестине : "...евреи получат тот же урок, что и армяне". И издал указ об изгнании всех евреев из Иерусалима, Яффо и Тель-Авива. «Многие из них были депортированы на Кипр или в Европу, другие погибли в пути, не в состоянии найти убежище или денег на билет».

1743866_600.jpg


Иерусалим ещё находился у турков, а над Беер-Шевой только неделю назад взвился флаг 4-й австралийской бригады лёгкой кавалерии, однако будущее Земли Израилевой было уже предрешено. Где теперь Джемаль паша, а где евреи ?

Филателия никак не могла пройти мимо такого события, как распад Оттоманской империи и возникновения на её обломках странных государств по воле странных господ - Сайкса и Пико.

В ноябре 1917 года британская Египетская экспедиционная армия оккупировала Палестину. Вначале англичане оказывали гражданскому населению базовые почтовые услуги бесплатно, но халява быстро кончилась, ибо в феврале 1918 года администрация напечатала соответствующие почтовые марки номиналом 1 пиастр и 5 миллиемов для честного отъёма денег у населения.

Марки надписывались «E. E. F.» (сокращённо от «Egyptian Expeditionary Force», Египетская экспедиционная армия) и стали обязательны на почтовых отправлениях с июня 1918 года на территории Палестины, Киликии, Сирии, Ливана и Трансиордании.

1.
2c255b4f908783d06251f7633f78e0f7.jpg
2.
0080099-a.jpg


1 - первая марка английского «Egyptian Expeditionary Force» в Палестине (отпечатана в Лондоне) и гашенная военным ведомством.
2 -
такая же почтовая марка, с надпечаткой новой цены (5 миллиемов), отпечатана в Иерусалиме.

При турках и пока англичане не получили мандат на управление, иврит не был официальным языком на территории Палестины, поэтому на этих марках, помимо английского надписи были только на арабском языке. Почта британской Египетской экспедиционной армии функционировала до 1920 года.

BritishMandatePalestine1920.jpg


В апреле 1920 года на конференции в Сан-Ремо Британия добилась мандата на управление территорией Палестины и через год ¾ территории мандата отдала под отдельный эмират Трансиордания, и в почтовом обращении появились различительные надпечатки для обеих территорий.

Верховный комиссар гражданской администрации мандата разрешил выпуск почтовых марок, и монет с текстами на трёх официальных языках Британского мандата в Палестине: английском, арабском и иврите. В период с 1920 по 1923 год были выпущены шесть разных надпечаток: четыре — в Иерусалиме, две — в Лондоне.

d2dfb9db7aa3568ec0c056e3f645a408.jpg
78a6662674717e2e3db10a1a84291587.jpg
4af05b1a60a01d3948a662f8b2d93287.jpg


Евреи-члены (Консультативного) совета возражали против транслитерации на иврите слова „Палестина“ на том основании, что традиционным названием было „Эрэц Исраэль“ (Земля Израиля), но арабы-члены совета не соглашались с таким обозначением, которое, по их мнению, имело политическое значение. Поэтому Верховный комиссар решил, в качестве компромисса, что следует использовать транслитерацию на иврите, за которой всегда должны стоять две первые буквы „Алеф“ и „Йуд“, именно это словосочетание всегда использовалось на монетах и почтовых марках Палестины, а также во всех ссылках в официальных документах.

В период действия мандата почтовую связь осуществляли британские власти. Британская почта разработала рисунки первых четырёх марок в 1923 году, по предложению Верховного комиссара Герберта Сэмюэла, после публичного приглашения к созданию рисунков марок. Первые номиналы этой стандартной серии вышли 1 июня 1927 года. На марках были изображены гробница Рахели, башня Давида, аль-Акса, вид мечети в Тверии и озеро Кинерет. По словам Рейда (Reid), виды Британского мандата были тщательно сбалансированы с местами, значимыми для мусульман, евреев и христиан.

fc05702db672bf7aa8a586848972438a.jpg
4d5b41c7fb974fe5666afb9552b45142.jpg


Структура почтовых сборов в целом следовала английской практике, с годами добавлялись новые виды услуг, такие как авиапочта и спешная доставка. С 1926 года в отношении корреспонденции, отправляемой в Британию и Ирландию, действовали сниженные тарифы, а с 1 марта 1938 года по 4 сентября 1939 года Палестина входила в систему авиапочтовых тарифов «Вся империя» (All Up Empire).

Частные организации и фонды (например ККЛ), выпускали свои виньетки - благотворительные наклейки на почтовые конверты, средства от которых шли на выкуп земли у частных лиц, посадку лесов и парков, на разъяснительные цели за границей.

1743365_original.jpg

Благотворительная виньетка ККЛ (Еврейского Национального фонда) для сбора денег на посадку леса, получившего имя лорда Бальфура.
 
#24
До британской оккупации Земли Израилевой, этой территорией 400 лет владела Османская империя, что лишает сна Реджепа Эрдогана, мнящего себя наследником Селима I Явуза (Грозного), который разгромив государство мамлюков, стал хозяином всего Ближнего Востока.

Блистательная Порта была велика и сильна, но как издревле на Руси "... Земля наша велика и обильна, но порядку в ней нету". Регулярная почта у турков завелась лишь в 1840 году. Высочайший указ от 12 рамазана 1256 года (14 октября 1840 года) привёл к некоторому улучшению работы османской почты и созданию сети установленных маршрутов регулярной перевозки корреспонденции конными курьерами ("татарами" ?). Начиная с 1841 г., маршрут из Стамбула на Бейрут был продлён до Палестины и проходил из Бейрута через Дамаск и Акко в Иерусалим.

В 1846 г. аренду на почтовые отправления в Палестине получили итальянские предприниматели Сантелли (Santelli) и Мичарелли (Micciarelli), которые обслуживали почтовую связь из Иерусалима в Рамле, Яффу, Тир и Сайду. И если внутри страны почта более-менее функционировала, то с заграничными связями была просто беда. "Придти и владеть" пришлось заморским конунгам - иностранным почтовым конторам - на полученные льготы в торговле, на её территории было разрешено осуществлять почтовую связь ещё до шести иностранным государствам - Австрии и Франции в 1837 г., России в 1856 г., Египта в 1872г., Германии в 1898 г. и Италии в 1908.

Суммы почтового сбора рассчитывались по виду почтового отправления, его весу и расстоянию (измерялось в часах): в 1840 году стоимость пересылки простого письма весом менее 10 г составляла за один час 1 пара (para). На почтовых марках всех иностранных держав, имеющих хождение на территории Османской империи, надпечатывалась цена в местной валюте - парах и пиастрах (1 пиастр = 40 пара).

Заграничные почтовые отделения способствовали поддерживанию семейных и социальных связей и переводу денег из Европы в Святую землю.

Австрийская империя создала почту в Средиземноморье с помощью пароходной компании «Ллойд Австриако» (Lloyd Austriaco). Почтовые учреждения Ллойда работали в Яффе (1854), Хайфе (1854) и Иерусалиме (1852). Агентства по сбору и пересылке писем существовали в Меа-Шеарим (Иерусалим), Цфате и Тверии. В ряде еврейских поселений местные торговцы или чиновники выступали в роли вспомогательных агентов по сбору и хранению почты: Гедера, Хадера, Кастинийе (Kastinie) или Бер Тувия, Петах-Тиква, Реховот, Ришон-ле-Цион, Явнеель, Зихрон-Яаков. По специальной договоренности, чтобы поощрять к использованию австрийской почты для пересылки корреспонденции за границу, австрийская почта осуществляла доставку писем и открыток между упомянутыми еврейскими поселениями бесплатно (!).

HolyLand_Austrian_Post_1899_envelope_stamp.jpg

Почтовая карточка, отправленная в Рождество 1899 года из Вифлиема частным курьером в Иерусалим, а затем австрийской почтой в Германию.

Итальянское почтовое отделение в Иерусалиме открылось 1 июня 1908 года. Временно закрытое с 1 октября 1911 г. по 30 ноября 1912 г., по причине итало-турецкой войны за Ливию, оно работало до 30 сентября 1914 г. В обращении находились обычные почтовые марки Италии с номиналом в турецкой валюте и с надпечаткой «Gerusalemme» (Иерусалим).
00123.jpg


Французы и англичане ограничились почтой в консульствах своих стран, находящихся в Иерусалиме и Яффо.

Особо развернулась на Святой Земле Святая Русь - в середине XIX века Россия вела оживленную торговлю с Турцией, которая очень нуждалась в товарах легкой промышленности. Турции поставлялись различные ткани, сахар, спички и т.п. Взамен она посылала в Россию так называемые "колониальные товары" - кофе, табак, пряности. Из-за отсутствия прямого железнодорожного пути грузы перевозились по Черному морю. Но Турция не имела торгового флота. Поэтому стали появляться русские пароходные компании и общества, которые взяли в свои руки и очень выгодное дело перевозки грузов.

Наиболее крупным из пароходных обществ было Русское общество пароходства и торговли (РОПиТ). РОПиТом были учреждены рейсы между Таганрогом, Феодосией и Константинополем, Редут-Кале и Трапезундом, они стали заходить и в Дарданеллы, Хиос, Латакию, Триполи, Яффу и многие другие порты. Флот РОПиТа состоял из 80 судов. С 1867 года Русскому обществу пароходства и торговли были переданы все почтовые операции на Востоке. Выручка за перевозку простых и страховых писем и бандерольных отправлений, следующих из России на Восток, шла полностью почтовому управлению. Зато плата за письма, идущие с Востока в Россию, целиком поступала Обществу. Таким образом, доходы были поделены между почтовым ведомством и РОПиТом. Однако казенная корреспонденция перевозилась на пароходах РОПиТа бесплатно. Судоходно-почтовые конторы РОПиТа работали в Акко (1868—73), Хайфе (1859—60, 1906—14), Яффо (1857—1914) и Иерусалиме (1901—14).

Нужно сказать, что за перевозку корреспонденции по морям на пароходах РОПиТа бралась немалая дополнительная плата в размере 20 копеек за лот. За бандероли с газетами и журналами бралось дополнительно по 6 копеек с лота.

РОПиТ выпускал собственные почтовые марки. В 1907 году, когда отмечался 50-летний юбилей компании, то были выпущены очень символичные марки. Они были сделаны по образцу общегосударственных марок, но в центральной части вместо государственного герба было изображение корабля и юбилейные даты. Так компания РОПиТ достаточно серьезно хотела показать свое монопольное положение в данной области, что было, собственно, неслыханной дерзостью по отношению к государственной символике царской России и лично государю-императору. Номинал на марках был указан в русской валюте с надпечаткой номинала в османской валюте.

002.jpg


В 1909—1910 годах эти марки вышли с надпечатками на французском языке названий многочисленных городов, где находились русские почтовые отделения.

Все почтовые отделения стран АНТАНТы на территории Османской империи были закрыты в 1914 году.


Германская почта единственная из иностранных, не была привязана к портовым городам, хотя открыла своё первое почтовое отделение 1 октября 1898 года в портовой Яффе. Открытие было приурочено к визиту кайзера Вильгельма II и кайзер-менш Августы Виктории на Святую Землю.

1898 GERMANY KAISER WILHELM'S VISIT TO JAFFA PALESTINE.jpg

Почтовая карточка германской почты по случаю высочайшего визита Его Императорского Величества в Святую землю.

German_20pon10pf_Levant.jpg

Марка германской почты в турецкой валюте, прошедшая штемпелёвку в Яффо.

Дальнейшее продвижение Германии в Османской империи проходило по полотну стратегической железной дороги, которая по проекту должна была соединить Берлин с Басрой и Хиджазом. Рельсы, проложенные немецкими инженерами на немецкие деньги, позволяли переброску султанских войск из Стамбула до Мекки в 120 часов, что позволяло защитить Хиджаз и другие арабские области от британского вторжения с территории Южного Йемена, а за одно быть базой для карательных экспедиций против бедуинского произвола. Отмазом служила официальная версия доставки паломников для посещения святых для ислама мест.

Было принято решение поместить основную линию ж.д. вне радиуса поражения британского морского оружия. Германский план сводился к постройке ж.д. дороги, которая связала бы Берлин с нефтяными разработками Персидского залива и Месопотамии, с одновременной угрозой британской Индии, и дала бы выход к Красному морю с целью улучшения связи с африканскими колониями - немецкой Восточной Африкой (современными Руандой, Бурунди и материковой частью Танзании) и немецкой Юго-Западной Африкой (современная Намибия и Уолфиш-бей). В случае успеха проекта, Германия получала прямой выход к огромным нефтяным ресурсам и больше не нуждалась бы в проходе наливных пароходов по Суэцкому каналу, по ходу получая неприхотливого военного союзника с неисчерпаемыми людскими резервами.

Багдадская железная дорога стала источником жесточайших международных споров в течение последних предвоенных лет. Хотя утверждалось, что они были решены прежде, чем война началась, также утверждалось, что именно угроза постройки этой железной дороги стала главной причиной начала Первой Мировой войны.


Большая часть строительных работ была предпринята фирмой Филлипа Хольцмана, подкреплённая ресурсами "Дойче Банка" , а на палестинском участке развернулся Генрих Майснер. Для доставки стройматериалов использовался Хайфский порт, укрупненный и усовершенствованный Майснером до международных стандартов. В недавнем прошлом, скромная арабская деревушка становится одним из крупнейших морских перекрёстков Ближнего Востока.

Но наша тема не о железных дорогах, а о почте, которая перевозилась по этим дорогам.

Map_of_the_German_Post_Office_in_Turkey.jpg


Если другие европейские страны старались обеспечить почтовыми услугами именно паломников-туристов и достаточно редких купцов-лавочников, то германцы приследовали чисто практические цели. После яффского отделения, 1 марта 1900 года открылось отделение в Яффских воротах в Иерусалиме. Потом в Себил-Абу-Неббуте (Sebil Abu Nebbut; 1902, таможенно-карантинный пункт на границе города Яффа), Хайфе, Эммаусе, Сароне и Вильгельмине - немецких колониальных поселениях в Палестине, населённых "новыми тамплиерами". https://ru.wikipedia.org/wiki/Темплеры

В обращении находили сь обычные германские почтовые марки, а также марки с надпечаткой номинала в османской валюте. Пункты сбора почты также присутствовали в Бей-Джале, Вифлееме и Хевроне. И наконец - в Рамалле и Эль-Афуле, где в 1915-м германские ВВС построили аэродром. Близость железной дороги способствовала быстрым поставкам боезапаса и запчастей, а также "подскокам" немецких ассов на пиво в Хайфу.

Железная дорога послужила и турецким войскам - во время битв за Газу, по ней постоянно подбрасывались подкрепления и доставлялась почта. Если рядовой и сержантский состав мог отсылать письма бесплатно, то офицеры турецкой армии обязаны были на свою корреспонденцию наклеивать почтовые марки. Для этой цели использовались вышедшие из употребления марки 1901 и 09 годов, снабжённые надпечаткой "Tur-u-Sina" (Гора Синай), что у филателистов, не владеющих темой, серия получила ошибочное название "Турецкого войска на Синае".

001.jpg

Первая марка - изображение Аль-Аксы на турецкой почтовой марке 1918 года с надпечаткой 1919-го в честь годовщины правления Мехмеда VI, последнего из султанов.
Остальные - "синайская" серия турецкой военной почты, март 1916.
 
Последнее редактирование:
#25
Страны Латинской Америки скроены по Тордесильясскому договору между Испанией и Португалией, скрепленному буллой Папы Юлия II в 1506 году.
Секретная конвенция в Вене 19 февраля 1772 года поставила крест на Речи Посполитой. Пакт Молотова - Риббентропа стал уже притчей во языцех.
Ближний Восток стал жертвой сговора победивших в Первой мировой европейских стран по разделу почившей в бозе Оттоманской Порты. Окончательное решение ближневосточной афёры было возложено на агентов мировой буржуазии - английского профессионального путешественника Марка Сайкса и французского военного адвоката Франсуа Жорж-Пико.

Соглашение было настолько тайным, что о его существовании не знали не только местные аборигены обоих семитских кланов, но и союзники по оружию в АНТАНТе. Скажем, Италия, узнав о существовании соглашения Сайкс - Пико, тщетно добивалась, чтобы ей сообщили его содержание. Лишь после объявления Италией войны Германии и ещё года проволочек, её приобщили к разделу Азиатской Турции.

В мае 1917 года Сайкс и Пико посетили Хиджаз и вели с шерифом Хусейном переговоры о будущей судьбе Сирии и Ирака. Они скрыли от Хусейна содержание соглашения и дали Хусейну широкие обещания о создании национального арабского государства, названной Великая Сирия на территории отвоёванной у Турции, населённой арабами. Это государство должно было состоять из территории современных Сирии, Ливана, Иордании и Израиля. Столицей Великой Сирии должен был стать Дамаск, который при Омейядах уже был столицей Арабского халифата. Но типа, Англия и Франция заранее знали, что кинут арабских союзников, когда придёт время.

Арабы узнали о Сайкс - Пико соглашении лишь после того, как оно в ноябре 1917 года было предано огласке Советским правительством. Стремясь удержать арабов от выхода из войны, союзники пошли на новый обман: министр иностранных дел Англии Бальфур публично отмёл существование скандального соглашения. Только на Парижской мирной конференции союзники выложили карты на стол. На картах никакой Великой Сирии не существовало. Её гипотетическая территория была передана под мандаты Лиги наций.

От куда правительство Ленина узнало секретные статьи договора ? А потому, что Россия была активным членом триумвирата в переговорах по разделу Оттоманской империи. На согласие с условиями соглашения Сайкса–Пико, союзники утвердили притязания царского правительства на проливы и Константинополь, а так же право на аннексию турецких территорий, оккупированных русской армией в ходе войны: Эрзерума, Трабзона, Вана и Битлиса, и дополнительно - области Хаккяри (северный Курдистан) и части южного побережья Чёрного моря. Так как после революции у Советской России временно сильно укоротились руки, то церемониться с недавними союзниками не стали. Ленин провозгласил односторонний выход из войны "без аннексий и контрибуций", а спровоцированные турецкие армяне, уже видевшие себя в составе России, были истреблены апологетами джихада чуть меньше, чем полностью.

Что представлял собой чистовой вариант этого пресловутого договора ? Если совсем просто - от средиземноморского Акко была проведена довольно ровная черта до Киркука. Всё севернее линии отходило Франции, южнее - Великобритании.

carte-syrie-et-cilicie-png.jpg


Однако, все области от Хиджаза до Киликии были оккупированы Англией. За время войны Франции удалось захватить на Ближнем Востоке один крошечный остров у берегов Сирии - Руад (6 км²). Французы были этим так горды, что наладили гражданскую администрацию, которая даже выпустила серию почтовых марок для внутреннего использования. Как как на островке существовала одна-единственная рыбацкая деревня, то старания местных почтовиков не совсем ясны. К тому же, в серии были марки очень больших номиналов, явно не предназначенных для поздравительных открыток. Были использованы почтовые марки бывшей французской почты в Леванте, надпечатанные «Ile Rouad» («Остров Руад»). Иногда прибавлялась надпечатка в местной валюте.

54888427.jpg


Выполняя статьи договора, британская армия начала отход на оговоренные рубежи. Французские войска начали занимать Сирию и Ливан. На смену почтовым маркам английской военной администрации «E. E. F.» (сокращённо от «Egyptian Expeditionary Force», Египетская экспедиционная армия), с 21 февраля 1919 года в продажу поступили марки Франции с надпечаткой «T. E. O.» (от «Territoires ennemis occupés» , оккупированные вражеские территории). Бывало, что за неимением марок в местных Мухосрансках, использовались старые турецкие марки, надпечатанные новой местной властью.
1.
LEBANON PALESTINE 1919 AL JOUNEH DJON (LIBAN).jpg
2.
syrie-teo-millesime-7.jpg
3.
LEBANON 1919 TEN PIASTERS OTTOMAN REVENUE PROVISIONAL OVERPRINT LIBAN IN ARABIC.jpg

1. Марка «Egyptian Expeditionary Force», прошедшая почту в Ливане.
2. Марка Франции с надпечаткой «T. E. O.» (от «Territoires ennemis occupés» , оккупированные вражеские территории).
3. Вышедшая из употребления фискальная турецкая марка, надпечатанная новой властью Liban (Ливан).

Вопщем, французы, живо осваивающие арабский восток, какбэ вовсе не замечали аборигенное население с ихними хейхами, мухтарами и прочими предводителями местного дворянства. А вот старший сын шерифа Мекки эмир Фейсал бен Хусейн, которому заранее была обещана шапка сирийского Мономаха, категорически с этим был не согласен. Это его войны, купившись на посулы европейцев, подняли десницу на турецких поработителей исконно арабских земель и освободили священный Дамаск до подхода частей генерала Алленби.

В ноябре 1918 г. Фейсал сформировал делегацию для участия в мирной конференции по окончании Первой мировой войны, однако Франция отказывалась признать её полномочия. Фейсал обратился к британцам за поддержкой, а те в качестве платы потребовали передать Палестину под британский контроль. Фейсал вынужден был согласиться, в результате чего «Совет десяти» признал арабских делегатов на мирную конференцию в Париже.

В ходе конференции союзники отказались выполнять заключенные с арабами соглашения. Речь Фейсала на Парижской конференции 6 февраля 1919 г., в которой он приводил доводы в пользу создания независимого арабского государства, призывал проявить добрую волю и оценить вклад арабов в победу, осталась без результатов. Тогда в марте 1920 г. в Дамаске собрался Сирийский генеральный конгресс, провозгласивший независимость Великой Сирии, включавшей Ливан и Палестину, и провозгласил Фейсала королем.

1486924970_korolevstvo-siriya-v-1920-g.jpg

Карта гепотитической Великой Сирии короля Фейсала.

Пока французы протирали глаза от удивления, правительство Арабского королевства Сирия в Дамаске начало наводить свои порядки ака шариат. Почта должна работать при любой власти. Не мудрствуя лукаво, почтари надпечатали турецкий неликвид 1913—1919 годов арабской завитушкой («Хакума эль Арабийя» — «Арабское правительство») и оставались в почтовом обращении королевства около двух месяцев.

После провозглашения Фейсала королём и израсходования запасов марок с надпечатками арабское правительство Сирии эмитировало в том же 1920 году серию из восьми почтовых марок оригинальных рисунков и с арабскими надписями. Марки Арабского королевства Сирия имели хождение в Дамаске, Халебе (Алеппо), Хомсе и Хаме.

25 июля 1920 г. французские войска, преодолев вооруженное сопротивление сирийцев, заняли Дамаск. Фейсал был выслан из страны (с 1921 г. — король Ирака). В августе того же года все марки королевства были изъяты из обращения и заменены марками французской зоны оккупации с надпечаткой «O. M. F. Syrie» (то есть «Occupation militaire francaise Syrie» — «Французская военная оккупация. Сирия»).

1.
201.jpg
2.
SYRIA 1920 RATE CHANGE OMF SYRIE.jpg

1. Турецкая марка, надпечатанная в Дамаске арабской вязью «Хакума эль Арабийя» — «Арабское правительство» и прошедшая почту в Халебе.
Оригинальная почтовая марка Арабского королевства Фейсала.
Марка той же серии с французской надпечаткой «O. M. F. Syrie» («Occupation militaire francaise Syrie» — «Французская военная оккупация. Сирия»).
2. Замена на французских марках надпечатки «T. E. O.» («Territoires ennemis occupés» , оккупированные вражеские территории) на «O. M. F. Syrie».

Собственно, в Леванте французам сначала по настоящему интересен был только Ливан. Они и выделили его из своей подмандатной территории, как некий заповедник для христианского марронитского населения, с которым у Франции были особые отношения. Французская переговорная группа сражалась с представителями английской администрации в Палестине за каждый метр территории в пограничье , выцыганив себе приличный кусок ранее планируемый за англичанами - от реки Литани, преимущественно заселённый шиитским населением, до современной границе Израиля. Англичане не были принципиальны в вопросах северной границы подмандатной Палестины, уступив французам так же и Голанское плато, ранее включённое в границы мандата. Получив нежданные территории, гордые французы назвали Ливан «Grand Liban» («Великий Ливан») тут же выпустили почтовые марки с таким названием,

В 1923 году почтовые ведомства Сирии и Ливана были объединены, дабы избежать путаницы в номиналах, а через год вновь стали автономными, теперь уж - навсегда.
001.jpg
GRAND LIBAN 1924.jpg
 
Последнее редактирование:
#26
1 марта 1920 года Камиль Афенди, отправленный министром обороны Арабского королевства Сирия Юсуфом аль-Азма в пограничье Ливана и Палестины очистить территорию от французских оккупантов, между делом атаковал еврейское поселение Тель-Хай, где по стечению обстоятельств и сложил свою буйную голову легендарный Иосиф Трумпельдор.

До своей безвременной кончины, отряд Трумпельдора выбил арабов из сожжённой ими Метулы, тоже находившейся в зоне французского мандата. Земли, на которых были построены Метула, Тель-Хай и Кфар-Гилади, в своё время были выкуплены Родшильдом, и как говорят, не без его личного вмешательства в происходящее, после разгрома арабской Сирии, французы уступили Великобритании так называемый "Галилейский палец" от Метулы до Ахулы, где раньше проходила граница мандатных территорий. К сожалению, земли в Башане (52,329 гектаров), 35 км от Дамаска, Родшильдам отстоять не удалось...

Вернёмся же в Сирию.

Король Фейсал, вопреки ожиданиям французов, оказался тем ещё националистом - на полном серьёзе начал возбуждать арабов-мусульман на полное самоопределение в границах уже 800 лет не существующего арабского халифата и даже ввёл всеобщую воинскую обязанность. На что 14 июля 1920 года генерал Анри Гуро (командующий французской армией Леванта) выдвинул ультиматум Фейсалу I, давая ему выбор между сотрудничеством или отречением. Король струхнул, армия разбежалась, пустив слух, что французы готовы применить БОВ, а у них нет масок. Однако министр обороны Юсуф аль-Азма не признал капитуляции короля и повел армию в 3,000 конных к Майсалуну. Хотя у него не было никаких иллюзий по поводу исхода боя, Аль-Азма не отказался от битвы, рассчитывая, что героизм его солдат вызовет всплеск освободительного движения. В итоге французские войска под командованием генерала Мариано Гойбе легко разбили сирийские войска и без применения иприта, а Юсуф аль-Азма был убит в бою.

На следующий день Арабское королевство Сирия было оккупировано, и официально установлено французское господство. Чтобы больше не нянчиться с неуправляемыми королями, французские власти по испытанному принципу "разделяй и властвуй", ликвидировали Сирию как государство, расчленив её на ряд квази-государственных образований: Дамаск, Алеппо (включавшее санджак Александретта - нынешнюю турецкую провинцию Хатай), Латакия (Государство алавитов), Джебель-Друз и отдельное государство Ливан. Все они были подчинены непосредственно французскому верховному комиссару. Бомба замедленного действия под фундамент будущей Сирии была заложена.

1486925054_siriya-pod-francuzskim-mandatom.jpg


Ливан получил обширную автономию в рамках французской Сирии, а 23 мая 1926 года стал совершенно отдельной территориальной единицей - была провозглашена Ливанская Республика под контролем Франции. Были эмитированы почтовые марки с непосредственным указанием названия новой республики.

s-l16001.jpg

Для почтовой корреспонденции в Ливане характерны большие объёмы почтовых отправлений, пересылаемых ливанскими банками и торговыми фирмами, в связи с чем почтовая администрация прибегала к многочисленным выпускам стандартных почтовых и авиапочтовых марок. Все надписи на почтовых марках Ливана выполняются на французском и арабском.


1 мая 1921 года стало историческим днём в истории друзского народа - была выделена территория для автономии, а 4 марта 1922 года создано автономное государство друзов со столицей в Эс-Сувейди. Целое поколение выросло практически независимым, пока в 1944 Свободная Франция Шарля Де Голля не закрыла друзский проект в пользу объединённой Сирии.

Про почту в Джебель-Друз определённо можно сказать одно - она работала исключительно усилиями французов, которые использовали марки общесирийского образца. Хотя известны и оригинальные выпуски почтово-благотворительных марок, отпечатанных в Ливане и не имеющих номинала.

DJEBEL DRUZE LOCAL STAMP 1920's SYRIA,SYRIE,JEBEL,JABAL DRUZE STATE.jpg
DJEBEL-DRUZE-LOCAL-STAMP-1920s-SYRIASYRIEJEBELJABAL-DRUZE-STATE.jpg


В след за Ливаном, большой шаг к независимости сделала прибрежная полоса Сирии, населённая шиитской сектой алавитов. Используя религиозные противоречия, французские товарищи создали в сентябре 1923 года отдельную административную единицу (в том числе и в местной почте) - "Область алавитов". В 1925 году область была переименована в "Государство Алавитов", на правах автономии в составе французского мандата.

В апреле 1930 года последовало окончательное решение алавитского вопроса - секта объявила себя независимым государством (под протекторатом Франции) со всей надлежащей атрибутикой и провозгласилась "республикой Латакия" со столицей в порту Латакия, и просуществовала вполне себе сама по себе вплоть до 1937 года, когда окрепшая сирийская государственность не озаботилась выходом к морю.

3001.jpg


Почтовых марок оригинального рисунка специально для Государства Алавитов Франция не выпускала. На марках общесирийского образца делали надпечатку на французском "ALAOUITES" ("Алавиты", или "Территория Алавитов") и нового номинала. Первые марки с новым названием подмандатного государства появились в обращении в июле 1931 года. Для этого на марке Сирии была проставлена надпечатка слова "Латакия" (на французском "Lattaquie") и аналогично на арабском.

28 февраля 1937 года Латакия вошла в состав Сирии. После этого почтовое обслуживание в этой области перешло под управление почтовых властей Сирийской Республики, и её собственные марки с 1 марта 1937 года изъяли из обращения и заменили на сирийские марки (без какого-либо дополнительного надпечатывания). Собственно, именно после этого неким алавитским кланом Асад было решено: если Латакия не может существовать, как отдельное государство, путь вся Сирия станет "Великой Латакией". Но это уже другая история.


Сама же "Великая Сирия" оккупантами была разделена на два квази-государства: одно со столицей в Дамаске, другое - со столицей в Халебе (Алеппо). Дамаск - отдельный оазис на краю пустыни, сам по себе беден, обделён пахатной землёй и кроме исторического прошлого ничего путёвого из себя не представлял. Сплошная клерикальность. Халеб наоборот - имея на треть христианское население, окружённый лучшими в стране землями и землепашцами-сунитами, имел все шансы перехватить первенство у Дамаска, как центра объединения Новой Сирии. Тем паче, Халеб сразу получил выход к морю через провинцию Александретта, включённую в состав нового государства. Оплотом силы были готовы послужить курды, не получившие от европейцев своё государство, но готовые разделить общую судьбу с Государством Халеб.

Только с разделением Сирии ничего не вышло - не торгаши и земледельцы руководят госаппаратом, но аятолы и падишахи. Не имея радости гнуть спину перед властью "от бога", Халеб через год добровольно объяви о роспуске проекта независимости и подписал капитуляцию.

Новое государство объявило себя республикой, о чём поведали почтовые марки текстом "République syrienne" ("Сирийская республика"). Но мы то знаем цену арабского "народоуправления"...

003.jpg

1. Почтовая марка общесирийского образца, имевшая хождение в Государстве Халеб.
2. "République syrienne" - почтовая марка объединённой Сирийской республики.

Объединение Халеба с Дамаском для Александреттского санджака, который по-прежнему имел особый административный статус во французском мандате, было неприемлемым, так как в нём, помимо арабов и армян, проживало значительное количество турок (после геноцида армян 1915 года, эта территория - часть древней армянской Киликии) составляли ок. 40%). 15 марта 1923 года Кемаль Ататюрк заявил, что эта территория веками была турецкой, и не может оставаться в чужих руках. Турецкие политики поставили своей целью возвращение Александреттского санджака в состав Турции по истечении французского мандата в 1935 году.

В 1936 году Ататюрк придумал для Александреттского санджака название "Хатай", и поднял в Лиге Наций "Хатайский вопрос". По поручению Лиги Наций представители Бельгии, Великобритании, Нидерландов, Турции и Франции написали для Хатая конституцию, в соответствии с которой он становился автономным санджаком в составе Сирии. Через год в Хатае было принята конституция, которая определяла территорию Александреттского санджака как независимое "государство Хатай", с турецким языком в качестве государственного и французским - в качестве вспомогательного. Самое интересное, что алавиты поддержали турок, доставив им большинство на различных голосованиях!

Тут же местной почтой были пущены в оборот собственные марки с надпечаткой «Sandjak d’Alexandrette» («Санджак Александретта») на вышедших из употребления почтовых марках Сирии начала двадцатых годов.

5001.jpg


В сентябре 1938 года провинция провозгласила свою независимость от Франции. 29 июня того же года парламент новообразованной республики Хатай проголосовал за присоединение к Турции. Несмотря на то, что референдум был объявлен незаконным и сфальсифицированным (перед проведением референдума в провинцию Александретта из Турции перешли десятки тысяч турок и приняли участие в голосовании), его результат был признан Францией в надежде, что Турция выступит против фашистской Германии.

На протяжении переходного периода с 9 сентября 38 по 30-го июня 39, для этого автономного государственного образования изготавливались собственные марки - турецкие с турецкой же надпечаткой "Hatay Devleti" ("Администрация Хатая", или "Государство Хатай") и новой стоимости в турецкой валюте.

001.jpg


Французский комиссариат в Бейруте отказался признать легитимность этого выпуска, поэтому корреспонденция для остальной Сирии и Ливана, франкированная этими марками, должны были дополнительно оплачиваться.

29 июня 1939 года государство Хатай было аннексировано Турцией. В это время в Европе начиналась Вторая Мировая война и поэтому присоединение, которое провёл новый президент Турции Исмет Инёню, произошло без претензий Франции. После этого как-то очень быстро турок в регионе стало не 40%, а почти все 100 - бывает! Причём тут речь не шла ни о каком геноциде. Получившая независимость Сирия не признала это присоединение ДО СИХ ПОР !

В том же июне была отпечатана серия марок оригинальных рисунков с турецкими надписями: «Hatay Devleti» («Государство Хатай») и «Postalari» («Почта»).

002.jpg


По случаю присоединения Хатая к Турции на эти марках чуть позже была проставлена памятная надпечатка на турецком - «T. C. İlhak tarihi 30-6-1939» («Дата аннексии Турецкой республикой. 30 июня 1939»).

Turkeyhatay3kurus1939.jpg


22 июля 1939 года все марки Хатая были аннулированы и заменены турецкими общегосударственными знаками почтовой оплаты.
 
Последнее редактирование:
#27
Пока французы в подмандатной им Сирии "разделяли и властвовали", англичане в Палестине тоже пилили пустыни своего мандата для нужд свой глобальной колониальной политики. Им от Палестины нужно было лишь одно - служить непрерывной территорией между Суэцким каналом и нефтяными полями Месопотамии. Поэтому, начиная переговоры в 1915-ом, их "красные линии" охватывали Синай, Негев, Заиорданье и то, что теперь называется Ираком. Ну и до кучи - порты Хайфы и Акко. Вся центральная и северная часть страны англичан интересовала мало, или совсем не интересовала. Все эти "святые места" Иерусалима и Галилеи планировалось отдать под некое международное управление (кондоминиум), или вааще предложить, как мандат, царской России, боготворящей эти самые святые места.

О мандате России в Палестине неплохо посудачить в разделе альтернативной истории, но в связи с выбыванием третьей стороны, англичанам досталась Палестина целиком на безальтернативной основе. Им осталось сделать одно - построить нечто, на базе чего можно будет по окончанию мандата провозгласить некое государство. Претендентов на будущее государство было двое - еврейское меньшинство и арабское большинство. С выбором фаворита торопиться не стали, дабы осмотреться, а потом уж и решить окончательно.

Сионистская комиссия была образована в марте 1918 года и активно участвовала в продвижении сионистских целей в Палестине. Больше на словах, ибо влияние на королевское правительство она не имела никакого. Декларацию Бальфура о "очаге для еврейского народа" англичане в мусорку не выкинули, но и каких либо усилий по форсированию в создании "очага" не предпринимали.

Первым делом после передачи власти от военной администрации гражданской, началась подготовка к разделу подмандатной территории на две части - собственно Палестину и Заиорданье (с запретом поселения там евреев), где планировалось создание арабского эмирата для младшего сына шерифа Мекки Хуссейна, Абдаллы. Месопотамия уже крышевалась старшим братом Абдаллы Фейсалом, незадачливым монархом Сирии, и новый эмират должен был сохранить за Англией непрерывность Суэц-Мосул.

Сионистская комиссия двинула за помощью к лидеру свободного мира, президенту Вильсону со своей картой раздела (согласно декларации Бальфура), где граница проходила по полотну Хиджаской железной дороги. Примерно те же границы предлагались сионистами и в 1916 году.

1.
37123876645_6c7315f764_o.jpg
2.
Zionism-Mandate-Israel.jpg

1. Пожелания сионистской комиссии.
2. Объективная реальность.


Арабам новоиспечённого заиорданского эмирата Трансиордания было обещано свободное пользование портами Хайфы и Акабы. Несмотря на поддержку президента США Вудро Вильсона, этих границ добиться не удалось. В июне 1922 была издана "Белая книга" Уинстона Черчилля, и в сентябре того же года изменение в условиях мандата было одобрено Лигой Наций. Граница прошла по Иордану и наиболее низкой линии долины Арава, соединяющей Мертвое и Красное моря. В 1925 к Трансиордании были присоединены районы Акабы и Маана по соглашению с правительством Хиджаза и "коридор" в районе Наджада, соединяющий британские владения в Ираке, Трансиордании и Палестине в обход французской и саудовской территории.

Трансиорданский эмират тут же начал эмиссию своих почтовых марок, используя пресловутые марки «E. E. F.» (сокращённо от «Egyptian Expeditionary Force», Египетская экспедиционная армия), снабжённые арабской надпечаткой "Восток от Иордана" или "Восточный берег реки Иордан". А со временем начался выпуск оригинальных марок.

1.
JORDAN TRANSJORDAN PALESTINE OVERPRINT.jpg
2.
a98f3b5047155d02d2e57550831aa060.jpg

1.Как вы понимаете, если у Иордана есть берег Восточный, то есть и Западный. Осталось подождать совсем немножко.
2. Трансиорданская почтовая марка. Светоч для остального мира, шалом ахшав и всё такое.

Проведение границ - отдельная песня нашего рассказа. При получении англичанами мандата, "окончательной" была лишь одна из границ, а именно - по Синаю. Она была проведена еще до Первой Мировой войны и планов раздела Оттоманской империи. После оккупации Египта Британией в 1882 граница была проведена по линии Эль-Ариш-Суэц.

В 1905 британские войска попытались передвинуть границу де-факто: занять Табу и Акабу и продвинуться до Рафиаха. Турки воспрепятствовали продвижению, дипломаты двух сторон начали переговоры, подкрепляемые маневрами армейских частей. Турецкий губернатор Египта Мухтар-паша (формально Египет оставался под оттоманским сюзеренитетом до Первой Мировой войны) предлагает компромиссный вариант: провести границу посреди полуострова от Эль-Ариша до Рас-Мухаммада, но Британия в апреле 1906 предъявляет ультиматум и добивается проведения границы по кратчайшей линии от Рафиаха до Акабы (с легкими отступлениями от прямой линии из-за расположения водных источников).

Sinai.jpg


В октябре 1906 Оттоманская империя принимает ультиматум, и Синай переходит к Египту. Из-за отказа командира турецкой заставы в Ум-Рашраше (нынешний Эйлат) пропускать англичан был достигнут местный компромисс, и проведение границы началось не от Акабы, а от Табы. Эта граница разделяла Египет и подмандатную Палестину, и затем стала государственной израильско-египетской границей.

Вот так - благодаря туркам израильтяне имеют выход к Красному морю, а англичате всю свою энергию потратили на возведение вокруг будущего Израиля "границ Освенцима". Хотя им ничего не стоило до этого не опускаться.

Как отнеслось аборигенное население Палестины к тому, что англичане не торопились выполнять свои обещания теперь и сейчас ? Евреи заняли соглашательскую позицию, практически безропотно принимая любые ограничения, налагаемые на них хозяином мандата. Их горячие оппоненты решили решать еврейский вопрос радикально, правда не согласовавшись в этом с властями. Вопщем, местечковые больше терпели, исмаилиты беспредельничали, англичане усмиряли, кто вёл себя не по понятиям. Вскоре встал вопрос о разделе коренной Палестины между сионистами и апологетами джихада. 7 июля 1937 года королевская комиссия лорда Пиля опубликовала доклад, в котором впервые заявила, что мандат стал неработоспособным, и рекомендовала раздел.

Еврейское государство включало бы в себя Галилею, Изреельскую долину, Бейт-Шеан, прибрежную долину от горы Кармель до поселения Беэр-Тувия (район нынешнего Кирьят-Малахи). Арабское государство должно стать частью Трансиордании (но не Южной Сирией), в которую войдет западная сторона реки Иордан, южная прибрежная равнина, сектор Газа и значительная часть пустыни Негев. Под правительственным мандатом останется узкий коридор, начинающийся в Яффо, включающий в себя Иерусалим и Лод с аэропортом. Кроме того, такие смешанные города как Цфат, Тверия, Акко, Хайфа и другие должны остаться под британским контролем.

peel-map.jpg


Британский кабинет одобрил план раздела в принципе. Арабы выступили против раздела, осудили его единодушно. Два главных еврейских лидера - Хаим Вейцман и Бен-Гурион убедили сионистский конгресс одобрить двусмысленные рекомендации Пиля в качестве основы для дальнейших переговоров (которые продолжаются до сиих пор).

Бен-Гурион искренне полагал, что "УМ" = "шмум" (ООН = балаболка), и рассчитывал в подходящий момент расширить территорию ишува по-большевистски. А пока приращивать страну по принципу "ещё один дом, ещё одна коза". Ревизионисты Бегина так же искренне полагали, что если у Иордана два берега, то этот наш, и тот тоже наш. Этот момент можно проследить по сюжетам благотворительных марок, которые наклеивались на почтовые отправления помимо почтовых марок. Получаемые средства в одном случае шли в кассу Гистадрута и МАПАЙ, во втором - на закупку ништяков для феерверков в арабском секторе. Так как пиво в стране отпускалось лишь членам профсоюза, эти марки приносили гораздо больше средств первым, нежели вторым.

001.jpg

1. Почтово-благотворительная марка "Кофер ха-ишув", для сбора средств на проект "Хома у-мигдаль" (Стена и башня).
2. Благотворительная марка бейтарского фонда "Тель-Хай" - "У Иордана два берега. Оба наши".

С арабской стороны почтовое ведомство с охотой лепило на конверты симметричный ответ.

14f9d60e1cf2113d272d1292d22cd9ed.jpg
Fateh_napalmshalom.jpg
007.jpg


И если первые две миниатюры - пропагандистские наклейки, то третья - официальная почтовая марка Хашемитского королевства Иордании (полтора года до Шестидневной войны), которая явно даёт понять миру точку всеарабскую точку зрения на палестинскую "проблему": у Иордана два берега. Оба наши.
 
#28
От декларации Бальфура до практического применения прав евреев на их родовое гнездо, прошло тридцать лет. От провозглашения Иерусалима столицей государства Израиль Кнесетом в марте 1950 года до декларации Трампа, подтвердившего сие отрадное действие, прошло 67 с вершком лет. Еврейский народ за каких то 100 лет приобрёл все государственные атрибуты, на что у обычного африканского лидера повстанцев уходит максимум неделя.

01-3.jpg


Начнём с того, что 29 ноября 1947 года резолюцией № 181 ген.ассамблеей ООН (33 голоса «за», 13 «против», 10 воздержались), был принят план по разделу Палестины на два неназванных государства : еврейского и арабского. Иерусалим (и Вифлеем ака Бейт-Лехем) согласно решению ООН, должны были стать территорией под международным контролем.

un-plan-palestine-partition-1947.jpg


Еврейский ишув уписывался от радости, арабская сторона, обладая скверным характером и не имея чувства юмора, заявила Нагбу и объявила ягудам джихад. До окончания британского мандата арабские страны открыто присоединиться к джихаду не могли по политическим мотивам, но добровольцам переход Иордана позволяли. Боевые действия велись по всей стране, особый накал которых проходил по нитке прибрежной полосы до Иерусалима. С одной стороны воевали феллахи ближайших деревень, с другой - частные военизированные части основных сионистских партий. Общего командования не имели, как первые, так и вторые.

Голда Меир, секретный посланник от руководства ишува к хашемитскому величеству, вроде сторговалась в Аммане, что король Абдалла, да будет воля Аллаха, приберёт себе территорию, выделенную ООН под арабское государство, и не будет претендовать на большее. Тема Иерусалима типа не поднималась. Но подразумевалось, что кто быстрее и сильнее, того и игрушки в песочнице.

Бои за Иерусалим зимой-весной сорок восьмого, были самыми тяжёлыми за всю войну за Независимость. Стоит сказать, что каждый четвёртый, павший в ту войну, погиб в современной черте города. Ишуву ещё повезло, что в городе командовал один из очень немногих толковых военных руководителей того периода - Давид Шалтиель, командир бригады "Эциони", креатива Бен-Гуриона. Он смог договориться с херутниками Эцеля и Лехи о взаимодействии в жесточайших условиях блокады, и не только удержал западную часть города, но и значительно расширил границы еврейского Иерусалима за счёт арабских Катамонов и других районов. Кста, Катамоны взяла малочисленная Лехи, насчитывающая только 80 бойцов. А "зачищили" квартиры арабского квартала уже бойцы ПАЛЬМАХа из бригады "Харель".

Ишуву не повезло в том, что дорогу на Иерусалим должен был держать не подчинявшийся Бен-Гуриону ПАЛЬМАХ, но тут уж ничего не попишешь. Когорта новых преторианцев молодой страны осталась в местном фолклёре, как самое святое и непогрешимое, что могло случиться с еврейской молодёжью, которой дали подержать автомат. К сожалению, их командиры, Алон, Табенкин и Рабин, небыли готовы командовать полками в 16 лет, как Аркадий Гайдар, что в прочем, это не их вина. Однако, стратегические просчёты вышеназванных, в конце концов привели к тому, что в Иерусалиме Эцель потерял Старый город, Арабский легион с юга и севера окружил западную часто города, превратив еврейский район в незащищаемый выступ, который ударами с обеих сторон можно было легко срезать. Было бы желание.

Passia map.jpg


Как наглядно видно по обочинам шоссе, когда поднимаешься в Иерусалим, что обеспечение города транспортными средствами проходило с великими трудностями. Город нуждался буквально во всём, ибо жил и сражался в трёхмесячной блокаде без электричества, воды, оружия, боеприпасов и хороших новостей. Но пока ключевую позицию в Латруне держали англичане, пропихнуть караван-другой с припасами было смертельно опасно, но ещё возможно. По крайней мере, до 9 мая дорога оставалась кардинально не перерезанной. Но в Тель-Авиве не осталось грузовых автомобилей для следующего конвоя. Ибо ПАЛЬМАХ не вернул транспорт и грузил 300 бортов в Иерусалиме арабским барахлом из Катамонов.

Задержкой обратного конвоя решили воспользоваться работники городского почтампа для отправки писем на большую землю, "как положено". Любое почтовое отправление должно было быть оплачено и снабжено почтовыми марками. Но, так как уже три недели существовало новое еврейское государство, старые марки английского мандата с надписью "Палестина" клеить на конверты было богопротивно, а новых из центрального ведомства ещё не подвезли, решили произвести местный выпуск. И почтмейстер Александр Нейгер подсказал выход, практикуемый в других почтовых отделениях, пока туда не завозили положенную типографскую продукцию. На запасах благотворительных марок еврейского агентства ККЛ с изображением карты раздела Палестины, нанести пометку "ДОАР" (почтовая) и обозначить новую цену.

За одну ночь каторжной работы, Нейгер исполнил 90 тысяч марок иерусалимского локального выпуска трёх номиналов. Однако конвой задержали ещё на сутки, и товарищ Нейгер повторил свой трудовой подвиг, смастерив дополнительно ещё 110 тысяч почтовых марок.

1.
1948. Почтмейстер Александр Нейгер с образцами новых марок.jpg
2.
004.jpg
3.
m_230.jpg

1. Александр Нейгер. Фальшивомонетчик за работой - демонстрирует самопальную марку иерусалимского локального выпуска.
2. Синяя, 10 милсов, надпечатка "ДОАР" вверху - ночная работа Нейгера 9 мая 1948 года.
Коричневая 25 милсов, надпечатка "ДОАР" внизу - ночная работа Нейгера 10 мая 1948 года.
3. Красно-коричневая, 5 милсов - дополнительный третий (8-тысячный и самый дорогой на филателистическом рынке), и последний тираж иерусалимского локала,
исполненного Нейгером 24-го мая.

11 мая грузовики покинули Город, увозя в вечность конверты, снабжённые художествами Нейгера, которые сегодня можно приобрести только на аукционах за немалые фунты рублей.

1.
206.jpg
2.
238245.jpg

1. Конверт (почему то с наклейкой авиапочты) с маркой Нейгера первого выпуска, прошедший почту в Иерусалиме 9 мая 1948 года.
2. Полный раритет - конверт с сцепкой двух 5-милсовских марок второго выпуска, проштемпелёванный 13 мая 1948 года в почтовом отделении старого города, когда он находился ещё в руках Эцеля !

Военная обстановка на шоссе №1 менялась чуть не ежедневно. Бен-Гурион чуть не пинками гнал ПАЛЬМАХ заниматься ввереным им участком фронта, но окопавшийся в Кфар-Анавим Рабин и в ус не дул - арабская Армия Спасения делала на дороге что хотела, когда хотела и сколько хотела. И, наконец - вершина стратегического гения ПАЛЬМАХа : 16 мая бригада "Гивати", конвоируя в Иерусалим маленький конвой из 19 грузовиков, заняла покинутый арабами форт в Латруне. Бригада Рабина "Харель" в это время обосновалась в арабской деревне Дир-Айуб, что впервые делало шоссе полностью контролируемым подразделениями ишува! Но так, как военная дисциплина в ПАЛЬМАХе не практиковалась, обе критически важные позиции были оставлены, ибо ни Рабин, ни Шимон Авидан не смогли решить, кто из них более главный. Ещё два дня форт в Латруне простоял пустым, пока 19 мая иорданский Арабский легион не посадил туда двухтысячный гарнизон с артиллерией, закупорив дорогу на Иерусалим окончательно. Про кровавые штурмы латрунской крепости нужно писать отдельную книгу, но не в этом топике.

А чуть раньше оружие и боеприпасы , которых катастрофически не хватало в Иерусалиме, были частично разграблены ПАЛЬМАХом в Кфар-Виткин, частично затоплены тем же ПАЛЬМАХОМ с "Альталеной" на тель-авивском пляже. Лучше быть без Иерусалима, чем воевать бок о бок с херутниками-фашистами. Увы, такая политика партии МАПАМ (ака Мерец), чьей карманной армией был ПАЛЬМАХ, стоил стране и народу Израиля почти семидесяти лет унижения в ООН и доброй воли президента Трампа для обретения своей исторической столицы , не смотря на то, что иорданцев выперли от туда ещё в Шестидневную войну.

67_08.JPG

Почтовая карточка, выпущенная к тридцатилетию Шестидневной войны и освобождению Храмовой горы.
Но десантники Моты Гура успели стать глубокими стариками, пока им сказали, что Иерусалим в наших руках.

Осталось добавить, что после всех мытарств в постройкой "Бирманской" дороги в объезд латрунского выступа, помощь добралась таки до Иерусалима. Но было уже слегка поздно - три сотни эцельников, защищавших Старый город, в большинстве своём подростков и пейсатых стариков, отстреляв последние патроны, сдались на милость арабского победителя. Получив Аль-Аксу, иорданцы тупо не захотели идти дальше.

13 декабря сорок восьмого Восточный Иерусалим в составе Западного берега реки Иордан был аннексирован Трансиорданией, а в пятидесятом Восточный Иерусалим объявлен "второй столицей" хашемитского королевства. Эта аннексия не была признана ООН и большинством стран ЛАГ, её признали только Великобритания (!), Пакистан и СССР. Но с тех пор Восточный Иерусалим какбэ по умолчанию становится общепризнанной столицей ни когда не существовавшего арабского государства.

После того, как с 14 июня по "Бирманской" дороге пошли конвои, в Иерусалим были доставлены и новые почтовые марки установленного образца. Однако, самопалы Нейгера встречаются на отправлениях из Иерусалима ещё ранней осенью сорок восьмого. Видимо дефицит преодолён ещё не был.

0134028a.jpg

Иерусалимский локал Нейгера дополняет сумму отправления на ряду с первой почтовой израильской почтовой маркой.
 
#29
Локал Нейгера - не единственная почтовая марка, сделанная на коленке, имевшая хождение из Иерусалима в стрёмное время боёв за столицу Мира.

Самым авторитетным филателистическим каталогом MICHEL утверждается, что в Иерусалиме консульство Франции (French consulate) выпустило самопальные марки в мае 1948 г. для своего персонала и проживающих там французских граждан, то бишь служителей культа, поставляющих опиум для католического народа в церквях и монастырях Святого града и окрестностей.

Консульство порадовало филателистов трижды: первым и вторым выпусками были служебные консульские марки "Affaires Étrangères" («иностранные дела»), превращённые в почтовые, с забитой положенной надписью gratis("бесплатно") и надпечаткой Jerusalem Postes Françaises («Иерусалим Французская почта») с обозначением почтового номинала в 6 или 10 франков. Десятифранковые - особо редкие и потому особо дорогие.

1.
77.jpg
2.
83.jpg

1. Обычная французская консульская марка в правильном использовании - подтверждении транзитной визы.
2. Первый выпуск иерусалимской почтовой марки французского консульства.


До 15 мая, пока британцы контролировали дорогу жизни, французское консульство пользовалось тремпом для доставки своей корреспонденции в аэропорт Лода или же в своё представительство в Тель-Авиве.


391_0.jpg
0eee1083258cf329123e3ee821bb4b7d4f2f4d2c.jpg

Почтовый и консульский майские конверты иерусалимской французской почты, оплаченные марками обоих номиналов и переправленные на материк английскими RAF. Начальная сумма торгов на аукционе = $5,000.

После эвакуации англичан, у французов случилась небольшая заминка, но выход для доставки почты в метрополию был всё же найден. Не доверяя подвергаемым постоянным нападениям еврейским транспортным конвоям, консульство, находящееся в Старом городе, который был ареной постоянных боёв и держался под снайперским огнём 24 часа в сутки, уж не знаю как, но передавало свою корреспонденцию на позиции иорданцев, которые далее передавали её в Амман и окружным путём в посольство в Бейруте. Какие тайны переправлялись французами на ту сторону, сказать не берусь, однако дело было поставлено так надёжно, что конверты этого периода стоят ровно в 10 раз дешевле, чем те, что переправляли французам англичане.

В этот период использовались консульские марки несколько отличавшиеся от первого выпуска и с номиналом в 20 миллиемов, ибо франки в Иордании не котировались.

1.
341-BorderMaker.jpg
2.
346-BorderMaker.jpg

1. Марки "Консульского агентства", переделанные в почтовые.
2. Конверт иерусалимского консульства, с пометкой посольства Франции в Бейруте (на обороте).

Уже после подписания перемирия, когда само консульство очутилось на территории, контролируемой Арабским легионом, из Франции был получен пакет с почтовыми марками общефранцузского образца. Это были листы стандарта "Марианна" 1947 года.

Позволю себе небольшое отступление - французские почтовые стандартные марки обычно носят нарицательное имя художника, с гравюры которого марку печатали: "Блан" (художник Жозеф Блан), "Мушон" (художник Луи-Эжен Мушон), "Мерсон" (художник Люк-Оливье Мерсон). Художника, создавшего первую послевоенную стандартную марку четвёртой Французской республики, звали Пьер Гандон. И прославился это Гандон благодаря тесному сотрудничеству с вишиским режимом и авторством почтовых марок французского фашистского "Легиона Триколора" (1942) и коллаборационистских виньеток "Французского добровольческого легиона против большевизма", о которых расскажем позже.

Так вот, эту "Marianne de Gandon", моделью для которой послужила жена художника Жаклин, в уже восточно-иерусалимском консульстве снабдили надпечаткой "Jerusalem" и номиналом в обычных 20 миллиемов. Так как уже никакой надобности в подобных художествах не было, было предположено, что и другие выпуски французской консульской почты носят мошеннический характер.

1.
1948 FRENCH CONSULAR POST IN JERUSALEM.jpg
2.
BorderMaker.jpg

1. "Marianne de Gandon" 1947 года с надпечаткой французского консульства в восточном Иерусалиме.
2. Конверт "Генерального консулата Франции в Палестине", маркированный "Марьиванной" и прошедший почту в ноябре 1948 года.

После проведённого филателистами исследования, выяснилось, что автор всех этих "мошенничеств" - несовершеннолетний сын тогдашнего французского консула. Типа, он, страстный коллекционер, во время действительно назревшей проблемы с почтовой деятельностью британской администрации на территории Иерусалима в частности и тогдашней Палестине глобально, предложил отцу приемлемый выход из положения - за неимением других, надпечатать запас консульских марок и открыть при консульстве почтовое отделение, работавшее там до конца лета 1914 года.

Действительно, при консульстве было неработающее почтовое окошко с небольшой почтовой канцелярией. Ничего подходящего там найдено не было, только старые конверты с марками французского Леванта 1907 года. Тогда и было принято решение пойти на, в принципе, противозаконное "мошенничество" с консульской почтой.

001.jpg

Почтовые французские стандартные марки Леванта "Блан" и "Мушон", прошедшие через почтовые окошки консульства в Иерусалиме и Бейруте до первой мировой войны.

Такой вот неординарный случай. Кста, вполне приемлемый в филателии выпуск Нейгера все крупные мировые каталоги не включают в реестр, а вот практически "левую" продукцию французского консульства всегда представляют, как полностью легитимную. Вот и пойми их, либералов ...
 
#30
Во время мандата англичане создали эффективное почтовое сообщение по всей Палестине и осуществляли бесперебойную доставку почты в рамках Всемирного почтового союза. Однако, по мере приближения к окончанию действия мандата, почта стала работать хаотично, что прослеживается вплоть до сегодняшних дней.

После подачи запроса в начале февраля 1948 г. к комиссии ООН о подтверждении принять "физическую и финансовую ответственность" за продолжение почтовых услуг до 31 декабря 1948 г., и не получив внятного ответа, должностные лица Палестинского почтамта заявили, что у них нет никакой другой альтернативы, кроме как начать приостановку услуг почтовой связи и проинформировали общественность, а также офис Всемирного почтового союза в Берне, Швейцария, что почтовый сервис от и до Палестины будет прекращён в апреле.

Был составлен график закрытия почтовых отделений (в количестве 160): по всей территории кроме крупных городов - до 15 апреля, все отделения кроме пяти центральных почтамтов г.Яффо, Тель-Авив, Хайфа, Иерусалим и аэропорта в Лоде - конец апреля, общий финиш - 5 мая.

Гладко было на бумаге, но действительность была куда жёсче - не смотря на 100,000 британский воинский контингент, по стране вдоль и поперёк шныряли вооружённые арабские отряды, порой в несколько тысяч человек, не давая простому киббуцнику и носа высунуть за забор своего поселения. Но как ты можешь объяснить нормальному еврейскому шлимазлу, что в один прекрасный день, на его порог не будет брошен свежий номер "Гаарец" и он не найдёт в почтовом ящике долгожданную открытку с поздравлениями от любимой тёти из Бердичева ?

Выход всегда найдётся - взять почту, телефон и телеграф в свои руки, как завещал великий Ленин. Мужик сказал - мужик сделал. И если иерусалимский почтарь Саша Нейгер ограничился выпуском только марок, то жители других мест развернулись по полной. Особо отличились обыватели Нагарии и Ришон-Ле-Циона.

Нагария, как известно - приморский городок, расположенный практически на самой границе с Ливаном. И эти самые ливанцы, не дожидаясь окончания ухода англичан, решили помочь правому арабскому делу нераздела Палестины. 17 марта тысячный контингент ливанской молодёжи пересёк границу и двинулся вглубь верхней Галилеи на соединение с сирийцами, которые уже вошли в Цфат. Нагария была блокирована с суши от Хайфы, но атаковать город ливанцы не решились. По легенде, они опасались связываться с обитателями этого живописного посёлка, ибо те были выходцами из Германии и некоторые ветераны ещё сохранили дух железного Рейхсвера.

Как бы то ни было, общаться с большой землёй нагарийцы посчитали необходимым. И 22 марта 1948 года местный кооператив "Огден", на взятом в лизинг катере, принадлежавшем городскому хозяйству, начал совершать регулярные рейсы Нагария - Хайфа. Соответственно, прихватывая и почту. Первые конверты франкировались почтовыми марками мандата ("Палестина") с доплатной маркой городского налога в 10 миллиемов.

haifa-to-nahariya.jpg

Конверт морской почты Нагария - Хайфа франкированный почтовой маркой "Палестина" и налоговой маркой гор.совета жёлтого цвета.

Однако, почтовые марки довольно быстро закончились и местная городская власть постановила отпечатать свои собственные марки под названием "Emergency Mail Boat" - что то типа "экстренная корабельная почта". Марки печатались в местной типографии и имели три номинала - в 10, 20 и 50 миллсов. 25 апреля первые почтовые конверты, снабжённые марками "экстренной" почты, были доставлены в Хайфу.

1.
96764.jpg
2.
m_49.jpg

1. Почтовые марки "Emergency Mail Boat" городского совета г.Нагария 1948 года второго выпуска.
2. Конверт письма из Нагарии, отправленный морем в Хайфу 12 мая. Пять марок Еврейского фонда (почтовые) - оплачивают письмо и две марки "Emergency Mail Boat" (первого выпуска) оплачивают предоплату для доставки морем.

Провозглашение независимости Израиля гор.совет Нагарии 16 мая 1948 года отметил выпуском почтово-сувенирного блока, напечатаного на бумаге кремового цвета.
005.jpg
s-l1600.jpg


Марки городского совета Нагарии были в эксплуатации до 21 мая 1948 года, когда нормальная почтовая доставка фургона была возобновлена - в город вошёл передовой отряд бригады "Кармели", очистивший северо-западный район страны от иностранных интервентов и их местных приспешников.


Ситуация, близкая к той, что сложилась в Нагарии, случилась и в Ришон-ле-Ционе. На первый взгляд, какбэ не очень понятно - если в случае с провинциальной Нагарией, находящейся практически у самой границы с Ливаном и попавшей во вражеское кольцо, всё ясно, то как город, расположенный в каких то 12 милях к югу от Тель-Авива очутился в осаде, современному израильтянину трудно даже представить! Однако, факт остаётся фактом - с начала марта 1948 года почтовая доставка в Тель-Авив стала весьма нестабильна и нерегулярна. Если учесть, что строевая рота иракской армии чуть не в открытую проследовала из района Калькилии прямиком в Яффо для помощи в обороне арабского квартала, то о каком порядке на других дорогах можно говорить ?!

И вот, 28 марта 1948 года на собрании месткома Ришон-ле-Циона, было положено: "организовать и управлять почтовой службой между Ришон-ле-Ционом, Нахалат-Иехуда и Тель-Авивом". Для доставки почты выделялся шушпанцер для разрешения спорных ситуаций с арабской махновщиной, а так же местный совет проголосовал за выпуск собственных почтовых марок, где синим по белому было писано, что почта не простая, а именно - бронеавтомобильная.

israel-firsts-rishon-lezion-02_orig.jpg
222.jpg

Марки выпускались как беззубцовые, так и в обычном варианте. Цены, как и положено для центральных районов страны, были вдвое выше, чем в заштатной Нагарие.

Бронепочта начала работать с четвёртого (по другим сведениям - с седьмого) апреля, более чем за месяц до создания государства Израиль. Каждый раз выбирался другой маршрут, особенно на обратном пути из Тель-Авива, ибо не было желания нарываться на традиционный арабский сюрпрайз.

Почтовое бронеобслуживание было прекращено через месяц - 6 мая, по причине полного истощения сил и желания оставшихся арабов гоняться за эксклюзивными филателистическими редкостями ришон-ле-ционской продукции.

562026.jpg
94819.jpg

Конверты армированной почты ришон-ле-ционского местного совета. Апрель-май 1948.
 
Последнее редактирование:
#31
К началу Войны за независимость, в единственном городе Верхней Галилеи Цфате, проживало чуть более 2 тысяч евреев (в основном пожилые верующие люди) из 12,5 тысяч жителей. 16 апреля 1948 года английский гарнизон предательски покинул Цфат, передав два полицейских форта, позволявших контролировать еврейский квартал, арабским отрядам «Армии спасения», которые насчитывали 4−4,5 тысячи человек, включая сирийские и ливанские военизированные формирования.

У Меира Мейберга, командира местного подразделения «Хаганы», на плечах которого лежала оборона осажденного еврейского квартала, насчитывалось всего лишь 60 вооружённых бойцов. В условиях полной блокады, люди Мейберга не только отражали атаки врага, но и взяли на себя обеспечение всех жизненных функций, включая и почтовые услуги. Из-за блокады переслать письма не было возможности. Были попытки воспользоваться неким подобием воздушных шаров, когда попутный ветер дул в сторону Рош Пины, однако не известно ни одного успешного запуска.

Помощь осаждённым пришла 1 мая - атаковав с тыла арабские позиции, Эльад Пелед привёл в Цфат две сотни бойцов «Пальмаха», удержав за собой горную тропу от кибуца Амиад. По ней и переправляли боеприпасы, продовольствие и почту.

Мейберг решил вопрос с почтой основательно - в его подразделении находился Арье Москович, румынский оле хадаш 17 лет от роду, но его биографии мог бы позавидовать иной искатель приключений. Арье успел поработать художником-оформителем Бухарестской оперы, отправиться в Эрец Исраэль на корабле с нелегальными репатриантами, потерпевшем крушение возле берегов Греции, попасть в британский лагерь для перемещенных лиц на Кипре и наконец добраться до Цфата. На Московича была возложена ответственная миссия: создать эскизы марок для независимого еврейского города Цфат.

Молодой художник с энтузиазмом принялся за дело и подготовил прекрасный, как ему казалось, эскиз марки, на котором были запечатлены рука с мечом, на конце которого горел факел, двойная вершина горы Мерон в обрамлении оливковых ветвей и надпись по кругу: «Марка Цфата». Вскоре, однако, выяснилось, что выгравировать оттиск с этого замечательного эскиза на медной пластине нечем, некому и не на чем.

Москович не сдавался, он изготовил по собственному рисунку печать, но... по ошибке забыл, что ее нужно было сделать зеркальной, угробив, таким образом, единственную имевшуюся в его распоряжении подходящую пластинку.

Владелец же единственной расположенной в еврейском квартале типографии, некий Фридман, наотрез отказался участвовать в предприятии, заявив, что не намерен печатать марку «в таких непрофессиональных условиях».

Обо всех своих неудачах Арье доложил Мейбергу. Последнее, чем хотел заниматься комендант и, по сути, мэр (которым он действительно стал впоследствии) находившегося под непрерывными обстрелами города, так это улаживать отношения с проявившим столь несвоевременную строптивость владельцем типографии. Поэтому Мейберг без лишних сантиментов попросту приказал конфисковать предприятие в пользу новых властей Цфата.

Однако когда Арье попал в конфискованное помещение, он обнаружил лишь непригодный к работе старинный печатный станок. К нему нашелся также скудный набор шрифтов, состоящий из букв еврейского алфавита, цифр и магендавидов разного размера. Кое-как сумев починить машину, Арье принялся составлять узор из того, что было.

Получилась весьма примитивная, но вполне отвечающая всем необходимым требованиям матрица: сверху надпись «Почта Цфата», в центре номинал (10 миль), а внизу гордое — «Эрец Исраэль»! По краям марки Арье расположил рамку из магендавидов.

Проблемы, впрочем, на этом еще не завершились, поскольку подходящей бумаги для печати марок не нашлось. Однако, поэкспериментировав, Арье приспособил для этой цели внутреннюю сторону найденных в той же типографии конвертов. В итоге были напечатаны блоки по 12 марок — два ряда по шесть. Их нарезали на полоски и принялись продавать в наконец-то открывшемся почтовом отделении.

372-BorderMaker.jpg
m_66.jpg

380-BorderMaker.jpg
95442.jpg

Различная цветовая гамма на марках Цфата.

Независимая цфатская почта успела проработать 11 дней. За это время Арье успел напечатать чуть больше двух тысяч экземпляров. На сегодя, марка Цфата - самая редкая и дорогая из всех почтовых суррогатов, имевших хождение во время, названное филателистами «Промежуточным периодом», то есть - со дня закрытия английской мандатной почты и началом работы почты Израиля.


Решающая битва для захвата Цфата началась в ночь с девятого на десятое мая, атакой полицейской цитадели и вершины горы Ханаан. Наконец, 10-11 мая 1948 года, за 3 дня до провозглашения независимости Израиля, после тяжелых боев, сопротивление «Армии спасения» было сломлено, и ее бойцы, вместе с арабскими жителями города, бежали из Цфата.

1.
m_74.jpg
2.
368-BorderMaker.jpg

Конверты с маркой Московича из осаждённого Цфата в блокированный Иерусалим. 6-9 мая 1948 года.

Вскоре было провозглашено Государство Израиль, а к концу мая, после завершения операции «Ифтах», Цфат и его окрестности были окончательно освобождены. Забавно, что именно в этот день в одно из почтовых отделений Тель-Авива пришло письмо из Цфата. Оно добиралось до адресата 23 дня и, естественно, было оплачено цфатской маркой. Однако почтовый чиновник, бывший, судя по всему, не в курсе героических событий, происходивших на севере страны, с негодованием отверг самодельную марку и даже заставил получателя, в качестве штрафа, оплатить стоимость письма в двойном размере. Впрочем, это был единственный подобный случай.

558.jpg

Письмо из Цфата в Хайфу 15 мая 1948, после снятия блокады и поступления в продажу почтовых марок положенного образца.

Писано по материалам Александра Непомнящего, автора http://jewish.ru
 
Последнее редактирование:
#32
В посте о иерусалимском локале Нейгера я описался, что к девятому мая 1948 года уже три недели существовало Еврейское государство. До его провозглашения оставалась целая неделя. Я хотел сказать, что существовало не государство, а его будущее правительство - так называемый מנהלת העם‏‎ (минхелет ха-ам), "Народное управление", которое должно было взять на себя ответственность за ишув после окончания английского мандата.

Министром транспорта и по совместительству министром связи и почты в этом теневом правительстве был Моше Ремез, мапайник, приспешник Бен Гуриона, родившийся в белорусском местечке Копысь, от куда родом теперешний прызыдент и бацька беларускага народа Ляксандр Рыгоръевич Лукашенка.

Ремез был больше хозяйственником, чем политиком. Вероятно по этому, не смотря на кардинальные пертурбации в первой половине 1948 года, еврейская почта в Палестине, по гамбургскому счёту, отработала без особых нареканий. Когда британские власти закрыли или отказались от мелких почтовых отделений, еврейские почтовые работники оставались на своих постах и сделали всё возможное, чтобы не прервалась связь не только между населёнными пунктами Страны, но и с зарубежными странами.

1.
1315562575051414584891.jpg
2.
1315602575081414584932.jpg

Парочка интересных конвертов:
1.Письмо из Тель-Авива в Лондон конца апреля 1948. Международная пересылка оплачена стандартными марками английского мандата Палестины и двумя марками "Негев" еврейского фонда для пересылки внутри ишува.
2. Письмо из Аргентины в блокадную Нагарию. Для оплаты доставки "Emergency Mail Boat" морской почтой из хайфского порта (Намаль Хайфа - N/Haifa) до Нагарии используется марка городского налога Нагарии.

В апреле 1948-го, когда само выживание ишува висело на одной сопле, у Ремеза работало 80 (!) "государственных" почтовых отделений по всей стране !

ISRAEL-AL-TANTOURA-operation-namal.jpg

На карте синим выделены области более-менее контролируемые минхелет ха-ам. Так выглядела судьба Еврейского государства в декабре 1947-го - отдельные, изолированные кибуцы и посёлки, город Тель-Авив и всё. 15 тысяч единиц стрелкового оружия всех типов без авиации и тяжёлого вооружения против потенциальной мобилизации сорока миллионов призывников в соседних арабских странах, накачанных оружием, поставляемым Великобританией по долгосрочным договорам, включая бомбардировочную авиацию, современные танки и артиллерию.

Все любят нефть и никто не любит евреев - такова реал политик. ООН постановила разделить страну, но взять на себя механику и контроль по разделу, ни одна из "великих" держав не собиралась. Английский архистратег генерал Монтгомери ванговал своим друзьям, что если евреи продержаться недель шесть после вывода английских войск, то это было бы чудом - все закончится, по его мнению, их полным разгромом и ..., словом, намного раньше.

В феврале 1945 года великий бля демократ Франклин Рузвельт дал королю всея аравия Ибн Сауду устное обещание, что США не будут "помогать евреям в ущерб арабским интересам" и за неделю до смерти письменно подтвердил это своё обещание Ибн Сауду, как "глава исполнительной власти американского правительства". Одним из первых циркуляров, посланных Госдепартаментом новому президенту Трумену, содержал предупреждение о том, что тот не должен позволять евреям создать свое государство.. Это, чтобы было понятно, от куда растут ноги эмбарго США на поставку вооружений на Ближний Восток от 5 декабря 1947 года. Вопщем, либералы всех мастей, демократы и ревнители прав человека, не скрывая заинтересованности и запасясь попкорном, уселись у телевизоров в ожидании эпического зрелища , как арабы будут окончательно завершать доброе дело, начатое , но незаконченное бесноватым Адиком. Пресловутая "Нагба", о которой истошно воют наши соучастники по мирному процессу, была уготована именно евреям но, как это часто случается в футболе - порядок бьёт класс. И с тех пор всё прогрессивное человечество не устаёт обвинять евреев не так как за Освенцим, как за просраную ими Первую арабо-израильскую войну.


Если снова обратится к теме Моше Ремеза, то можно напомнить читателям, что на голосовании минхелет ха-ам 12 мая 1948-го о предстоящем провозглашении Еврейского государства, он и ещё трое товарищей (Каплан, Розен, Шитрит) из десяти членов, присутствующих на заседании, голосонули о отсрочке создания Еврейского государства на неопределённое время. Читай - пока прогрессивное человечество не полюбит евреев. Т.Е - на никогда.

Во всём остальном, ведомство Ремеза ковало историю. Первым делом было решен вопрос о единообразной форме почтовых отправлений. Для этого была изготовлена особая почтовая печать "минхелет ха-ам" для гашения почтовой корреспонденции во всех почтамтах страны.
cancel.jpg


Затем было решено полностью отказаться от почтовых марок мандата Палестина, пустив в оборот виньетки “Keren Kayemet L’Israel”, запас которых мог обеспечить потребность ишува до первого выпуска независимого государства, если такое возникнет. Попутно объявлялось о незаконности всех почтовых суррогатов, которые выпускались без разрешения государственного почтамта, типа марок Нагарии, Цфата и других подобных.

В стране было два крупных почтовых отделений - в Тель-Авиве и Хайфе. Оба получили право надпечатывать виньетки "ККЛ" печатью "Почта". Так как в Хайфе шли перманентные бои за обладание городом и портом, почтамт переехал в пригород - Кирьят Моцкин, на чём чуть не погорели - в полукилометре от почтамта разгорелся бой с ливанским конвоем, который под прикрытием бронетранспортёров пытался доставить в арабские кварталы Хайфы боеприпасы. После подрыва грузовика с гранатами, в почтовом отделении Моцкина не осталось ни одного целого стекла.

Хайфское отделение заработало в самом конце апреля, накануне приезда 1 мая Бен-Гуриона в очищенную от арабских экстремистов и их 50 тысяч приспешников северную столицу. Поэтому особо зоркие филателисты различают (по кривизне ноги заглавной "далет") кирьят-моцкинский и хайфский варианты надпечатки.

1.
003.jpg
2.
s-l1600a.jpg

1. Печать внутри круга "Доар" (почта) Кирьят - Моцкина. Заглавная "Далет" на кривенькой ножке.
2. Геометрически верная линия хайфского почтамта.


В самом Тель-Авиве бои не велись (хотя штурм Яффо продолжался до самого 14 мая), и поэтому почта работала с полной нагрузкой, поставляя на филателистический рынок свою продукцию в товарных объёмах.

Штемпель Тель-Авива был исполнен без прикрас и геометрических выкрутасов.
Overprints-Tel-Aviv.jpg


317-BorderMaker.jpg
1314862574321414584948.jpg


В Хайфе и окрестностях почему то пользовались чёрной тушью для нанесения оверпринта. Тель-Авивские почтари отдавали преимущество фиолетовому и красному цвету.

Осталось добавить, что с пятого мая, когда англичане официально сняли с себя все обязательства по почтовым услугам, до 16-го мая, когда начала работу государственная почта Израиля, почтовая служба "минхелет ха-ам" была единственной работающей почтой на всей территории ишува.
 
#33
Хотя теневой министр транспорта Моше Ремез и издал указ, предписывающий почтовым отделениям отказаться от использования марок мандата, известно не мало случаев франкировки конвертов именно этими марками, надпечатанными местными властями.

Первыми отличились почтовики Хайфы. После решения ООН о разделе страны и окончанию мандата, в декабре 1947-го в киоски мелочной торговли города были переданы стандартные марки Палестины с репринтом "Конец мандату" на трёх соответствующих языках, изготовленные явочным порядком каким то умельцем.
4554.jpg


Не многие успели пройти почту и теперь они считаются раритетом - опомнившееся начальство приказало марки изъять и уничтожить. Однако 15 мая, в последний день эвакуации английской администрации эти марки вновь были пущены в оборот (ещё не был принят закон, ограничивающий работу в субботу). На завтра, 16 мая 1948 года, эти и вааще все марки "Палестина" британского мандата остававшиеся неиспользованными в почтовых отделениях были преданы всесожжению.

Случай в Хайфе был не более, чем курьёзом, но в глубинке (относительно глубины Израиля), просто не было другого варианта оплаты, кроме как мандатной продукцией. Необходимость диктовала - выход находился. Кустарным методом изготовлялся штемпель и мандатная Палестина превращалась в приемлемый для еврейской почты вариант. В Галилее некий оставшийся безвестным товарищ, поставил такую продукцию на поток и теперь мы можем проследить его перемещения за операциями ПАЛЬМАХа "Ифтах" и "Мататэ".

Самые первые художества рационализатора почтовой идеи обнаруживаются в сельскохозяйственном поселении Нахалаль. Конверты датируются мартом-апрелем 1948-го. На марках мандата сделанная вручную надпечатка : "Почта чрезвычайного положения. Нахалаль" (дословно - непредвиденного времени). Конверты погашены печатью "минхелет ха-ам", теневого "Народного правительства".

3.jpg

Emergency-Post-Nahalal.jpg
2.
kjkjk.jpg

2. Армейский почтальон доставил почту на базу Рамат-Давид. Весна 1967-го.

Нахалаль был расположен по соседству с английской базой RAF, которые в свою очередь позаимствовали этот аэродром у кайзеровской люфтваффе в семнадцатом (теперь доблестные израильские хэль-авир имеют там свою базу Рамат-Давид). Англичане на многое закрывали глаза, не разрешалось лишь оружие вблизи их аэродрома. Как евреям, так и арабам. Непослушание каралось методами зондеркоманд и тамошняя местность по праву считалась вполне спокойным местом. Так что Нахалаль стал пунктом сбора для бойцов "Хаганы", ПАЛЬМАХа и добровольцев.

Нахалаль дал стране не мало ярких личностей - от ублюдка Ури Авнери и барда Йонатана Гефена до легендарной Ханы Сенеш и местного аналога Кутузова - Моше Даяна.

Безоружность Нахалаля жёстко аукнулась защитникам находившегося пяти минутах езды кибуца Мишмар ха-Эмек (на минутку - это всего в десяти минутах езды от нефтеперегонного завода Батей Зекук и в пятнадцати от хайфского порта), на который навалилось сирийское воинство Фавзи аль-Кавукджи, впятеро более многочисленное и в десятеро более вооружённое, чем жители Мишмар ха-Эмек. Неделю кибуц отбивался практически в одиночку, ибо даже пришедшие туда безоружные ПАЛЬМАХники не могли помочь осаждённым - оружия не хватало самим.

Поколения израильских военных воспитывались на произведении Александра Бека "Волоколамское шоссе", как на образчике самопожертвования и подвига. У народа Книги не нашлось достойного пера описать события Первой арабо-израильской, по героике ни чуть не уступавших литературным героям Бека. Что сегодняшние школьники знают о трагике обороны Мишмар ха-Эмек и Цемаха, Яд-Мордехая и Гешера, поселений Гуш-Эциона и Цфата? Как десятки, в сущности - плохо вооружённые простые землепашцы, в совершенно безнадёжных и обречённых ситуациях стояли до последнего и выходили победителями в боях с тысячами гораздо лучше вооружённых и подготовленных профессиональных вояк? Кроме "резни" в Дейр-Ясин и пресловутого миллиона арабских "беженцев" им ничего не рассказывают. Израильтянам надо больше уважать самих себя, даже ценой роспуска БАГАЦа - этого кривого зеркала израильской якобы демократии. ИМХО.

Вернёмся в Галилею сорок восьмого. Наш неизвестный почтальон, видимо получает ранение, ибо следующий его шедевр выходит в Афуле. Афула и сегодня ничего из себя не представляет, а тогда и вовсе была редкостной дырой. Исключение составляет госпиталь "Ха-Эмек" - могучий медицинский комплекс, совершенно пятизвёздочный для сорок восьмого года.

524.jpg
0133492.jpg

Родные сёстры Нахалалских марок - надпечатка на стандартах мандата "Почта чрезвычайного положения. Афула".

Далее наш герой возникает в пасторальной Тверии, которая имела стратегически важное значение, так как через неё проходила дорога, связывающая еврейские поселения в Верхней Галилее с побережьем. До 15 апреля местная "Хагана" вела в городе вялотекущую войну с полусотней сирийских "добровольцев" Арабской Освободительной Армии, со склонов гор сталкивая на её позиции бочки с динамитом.

Освобождение Тверии обеспечил бы войскам ишува доступ в Галилею. Но для этого надо было из Нахалаля попасть в Тверию. Как вспоминал Ури Яффе, перед его небольшими силами было, как в русской народной сказке, три дороги : по современной дороге 77 через перекрёсток Голани, мимо "рогов" Хиттина до холмов над Тверией - дороги несчастного войска крестоносцев Ги де Лузиньяна. Можно было использовать окружной путь - по многочисленным кибуцам Изрэельской долины до Бей-Шеана, и далее на Цемах. Либо идти из Афулы на Кфар-Тавор, а потом через Явниель до кибуца Кинерет. Так как две первые дороги местами пролегали по сплошному массиву арабских сёл, был выбран третий путь.

Перед представителем центрального командования, Игалем Алоном, была поставлена ясная задача - очистить Верхнюю Галилею от АОА и местного арабского населения до окончания мандата, когда ожидалось вторжение уже регулярных армий соседних государств. Алон с задачей справился довольно успешно, сделав верхнее течение Иордана от Кинерета до Кирьят Шмоны практически арабенфрай, выдавив местных феллахов кого в Ливан, кого в Сирию.

С Тверией провозились неделю, пока у наблюдавших за происходящим англичан не кончилось терпение. Они подогнали грузовики и вывезли 4−5 тысяч арабов в Трансиорданию от греха подальше. Также было эвакуировано несколько прилегающих к городу арабских деревень.

В последние дни апреля в уже еврейской Тверии заработала почта. На марках, наклеенных на конверты, красовались знакомые по Нахалалю и Афуле надпечатки, сделанные той же рукой.

002.jpg

"Почта чрезвычайного положения. Тверия".

Как то на аукционе встретился почтовый конверт, снабжённый благотворительной виньеткой бейтарского фонда "Тель-Хай" с надпечаткой
"Для заключённых. Почта чрезвычайного положения. Для дальнейшей информации". И гашенное 13 мая 1948 года печатью "Для заключённых. Почта чрезвычайного положения. Тель Авив".

131561ex12575091414584967.jpg

Признаться, я вовсе не в теме. Знаю, что силы "Иргуна" 13 мая пошли в последнюю атаку на Яффо. Но про каких заключённых говорит это почтовое отправление, от куда и куда оно было послано, для меня остаётся секретом.


Как бы то ни было, к 15 мая с английскими мандатными марками было покончено, и больше на почтовых отправлениях, даже за границу, они не встречаются. Началась официальная часть Первой арабо-израильской войны, названной Войной за независимость Израиля.

1.
Israeli Controlled Areas As Of May 14 1948 - Palestine Remembered.jpg
2.
4556-9-1.jpg

1. Карта независимого Израиля на первый день Войны за независимость.
2. Конверт времён ВМВ, посланный из Тель Авива. Кроме обычных почтовых марок мандата, снабжён пропагандистской виньеткой "Вступай в армию", призывающей евреев Палестины под английские знамёна в тяжёлый час борьбы с Гитлером.

После решения ООН о окончании мандата, нужда в евреях для Англии отпала. Метрополия выступила против бывших союзников рука об руку с новыми друзьями - арабами, которым было всё равно с кем дружить против евреев. С Гитлером или с Англией.
 
Последнее редактирование: